Приветствуем Вас, Гость Сегодня: Среда, 20.09.2017

 

Последние новости:

расценки на рекламу

Газета Лебяжского района Кировской области «Знамя Октября»

  

  

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · На главную страницу]
Страница 1 из 212»
Форум » Лебяжье » История края » Православное прошлое (Храмы, часовни, святыни)
Православное прошлое
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 11:58 | Сообщение # 1
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
обзорный очерк

На заре XX века одним из самых процветающих, богатых и «хлебородных» уездов Вятской губернии был Уржумский уезд с центром в городе Уржуме, который по территории был не самым большим, но и не маленьким, разделенный церковным управлением административно на четыре благочинных округа. На территории этих округов в 1915 году насчитывалось 57 православных церквей, больше 50 часовен и один монастырь. В состав благочинных округов Уржумского уезда входили следующие села и храмы.

Городское (Уржумское) благочиние
Троицкий собор;
Казанско-Богородицкая церковь;
Воскресенская церковь;
Тюремная Александро-Невская церковь.
Первое (Уржумское) благочиние

Села:
Актыгашево
Ашлань Петровское
Билямор Пустополье
Большой Рой Решетниково
Вершинята Рождественское
Космодемьянское Русский Турек
Лазарево Цепочкино
Михайловское Шевнино
Лопьял Шурминский завод
Юмочка
Второе (Лажское) благочинение
Села:
Байса Кузнецово
Боровково Кукнурское
Ветошкино Лаж
Вотское Лебяжье
Казанское Высокая Мелянда
Кичма Окунево
Красноярское

Третье (Сернурское) благочинение
Села:
Большой Шокшем
Верхоушнур
Елембаевское
Казаково
Куприян-Сола
Куракино
Куженерский женский монастырь
Мари-Сола
Новый Торьял
Русские Шои
Салтакъял
Сернур
Старый Торьял
Токтайбеляк
Толмань
Томьюмучаш
Юледур

Четвертое благочиние

Буйский завод
Елеево
Черемисский Билямор
Илеть
Косолапово
Куршаково
Мамсинер
Манылово
Хлебниково
Шоры
Шанер
Здесь следует заметить, что в разные годы карта благочиний уезда «перекраивалась»: то выделялось особое градское благочиние, то к 1915 году из Сернурского округа выделили еще одно благочиние, в состав которого входил Буйский завод, исконно Уржумское село. К тому же основывались новые храмы и села, число которых росло с каждым десятилетием. В 1915 голу появилась церковь в д. Синцово Окуневского прихода. В предреволюционное десятилетие планировалось строительство новых храмов в населенных пунктах Савиново и Елькино, но так они там и не появились… А одно из сел Уржумского уезда – Атары, находившееся на самой его западной границе, вообще находилось в духовном ведении Яранского уезда.
Самыми крупными населенными пунктами уезда являлись г. Уржум, Буйский завод, с. Петровское, Буйско - Архангельское и Цепочкино. Так в 1885 году в Буйском заводе насчитывалось 3 тысячи жителей, в Петровском – 1100, в Буйско - Архангельском – 860, в Цепочкино – 840. В Лажском же благочинии было только два крупных населенных пункта, число жителей которых превышало 500 человек: Вотское (748) и Ветошкино (580). К примеру, само село Лаж, по имени которого назывался округ, было гораздо меньше соседней д. Мошкино, а село Лебяжье, в 1910 насчитывавшее в себе 254 жителя, - меньше соседнего с Красноярского, население которого еще в 1899 году насчитывало 409 человек.
По сравнению с двумя другими округами, второй благочинный округ Уржумского уезда, в разные годы называвшийся Лажским, Байсинским или Лебяжским, был самым небольшим из всех, средним по уровню жизни населения (здесь жило мало торговцев, но много зажиточных крестьян), с гораздо меньшим числом язычников и старообрядцев. Здесь не имелось никакой промышленности (хотя прекрасно развивалась торговля и школьное дело), а неблагоустроенные села напоминали скорее большие деревни. Единственная больница в этой части уезда находилась в с. Лаж, вдалеке от северной части округа. Не по этой ли причине здесь была очень высока смертность, поскольку жителю Лебяжья или Красноярского проще было умереть, чем доехать до этой самой больницы. Также плохо обстояло дело и с почтовой связью, которая начала развиваться с конца 1900-х годов, и дорожным сообщением.
Даже древних церквей, в отличие от Уржумского благочиния, в Лажском было очень немного. До конца XVΙΙ ст. здесь была вообще только одна церковь – в с. Лебяжье, позднее появились храмы в с. Атары и Лаж (XVΙΙ ст.), Красноярское, Кичма и Казанское (XVΙΙІ ст.), а к 1881 году на территории округа насчитывалось уже 10 храмов. Мною пока не установлена дата образования Лажского благочиния, но рискну предположить, что эта административная единица могла возникнуть в начале XΙX ст., когда как раз была выстроена каменная церковь в с. Лаж. К этому времени должность благочинного существовала уже около 100 лет, введенная Петром I. Благочинные - временные управляющие церковным округом, назначаемые только архиереем,- заменили выборных «поповских старост», выполнявших финансовые задания; в свою очередь должность «поповских старост» существовала еще со времен митрополии. В XVΙΙ- XVΙΙІ вв. Лебяжские храмы, очевидно, подчинялись духовно Цепочкинскому монастырю, который являлся тогда духовным и экономическим центром всего уезда, а после его ликвидации центр этот, скорее всего, переместился в г.Уржум. Неуклонный рост числа населенных пунктов, церквей и приходов, остро требовал на заре XΙX ст. образования особых церковных округов – благочиний, управляемых особыми должностными лицами из среды приходского духовенства. Так возникло и Лажское благочиние. Из документа за 1823 г. об освящении теплого левого придела Красноярской церкви можно узнать имя одного из первых его благочинных – кичминского протоиерея Сергия Кулыгинского. А с 1832 по 1837 гг. благочинным «над восемью церквями» был Лебяжский священник о.Павел Романов; на территории Лажского благочиния в то время стояло всего шесть храмов, и к нему было «присовокуплено», очевидно два каких-то храма из соседних округов. То были первые благочинные.
Если за первую половину XІX ст. в благочинии был возведен всего два храма в с. Кукнурское и с. Байса, не считая строительства каменной церкви в с. Лаж, то с середины XІX в. в округе началось оживленное церковное строительство, которое было прервано только с приходом советской власти – каждое десятилетие он пополняется одним, а то и двумя новыми храмами, а деревянные церковушки заменяются добротными зданиями в каменном исполнении. Так с 1860 по 1907 гг. подобная «замена» произошла в селах Байса, Ветошкино, Кузнецово, Высокая Мелянда, а с 1881 по 1915 гг. были «пущены в эксплуатацию» четыре новых деревянных храма в селах Окунево, Вотское, Боровково и Синцово, на очереди стояло Елькино. И их планировалось в недалеком будущем заменить каменными строениями, но вместо этого, увы, начался обратный процесс.
Такие удивительные темпы церковного строительства, когда за какие-то 60-70 лет было построено храмов больше чем за прошлые 250 лет можно объяснить бурным ростом населения в округе после реформ 1860-х годов, числом появления новых населенных пунктов. Маленькие деревушки увеличивались в размерах и Синод возводил их в разряд сел с построением молитвенных домов и церквей. Деревянные же церкви, уже существовавших сел, не вмещали в себя резко возраставшее число верующих, и вместо них возводились более поместительные и более внушительные каменные храмы.. Нередко бывало и так, что и каменные храмы, лет сто спустя, становились «тесны» (подобное отмечал в 1900 году Вятский Владыка при посещении церкви в с. Лаж) и их пространство увеличивалось посредством расширения церкви с постройкой бокового придела, как это произошло в Лебяжье в 1888году.
Увеличивалось число населения и населенных пунктов, росло соответственно число приходов в округе. На территории некогда гигантского прихода Лебяжской церкви в пореформенный период выделились с построением церквей Окуневский и Меляндинский приходы, а из другого крупного прихода Лажской церкви выделился приход Кузнецовской церкви, частично, Окуневской, но следует заметить, что и Лебяжский и Лажский приходы от этих «урезаний» мало что потеряли – они как были, так и остались самыми крупными в округе по территории и числу поселений. Интересно, что если до 1860 года на территории Лебяжского района находилось только 4 крупных церковных прихода – Красноярский, Лебяжский, Лажский и Байсинский, то к 1915 г. их насчитывалось уже одиннадцать. А строились Лебяжские храмы в таком порядке:
1860г. - деревянная церковь с. Ветошкино;
1861г. - деревянная церковь с. Кузнецово;
1867г. - деревянная церковь с. Мелянда;
1880 г.- каменная церковь с. Байса;
1881г. - деревянная церковь с. Окунево;
1888г. - третий придел Лебяжской церкви;
1893г. - каменная церковь с Ветошкино;
1898г. - каменная церковь с. Вотское;
1902г. - каменная церковь с Кузнецово;
1907г. - каменная церковь с. Мелянда;
1914г.- деревянная церковь с.Боровково;
1915 г.- деревянная церковь с. Синцово.
Здесь следует добавить то, что часто каменные храмы возводились в «внештатном порядке» - вместо сгоревших деревянных, а горели они очень часто и, наверное, не было такого прихода, который не пострадал бы от этого. Частой виной тому, очевидно, служили удары молнии: автору этих строк удалось найти редкий факт за 1921 год о том, как шаровая молния залетела в Красноярскую церковь и, причинив ей значительный ущерб, при этом чуть-чуть не убила настоятеля и затем разорвалась с оглушительным грохотом. Особенно от пожаров церквей страдала в XVІІІ ст. Лажская сторона: здесь храмы горели один за другим, очевидно, из-за того, что стояли на особом геомагнитном месте. Пожар Лебяжской церкви в 2001 году в последний раз пополнил эту печальную статистику.
Те же деревянные храмы, которые к концу строительства каменных находились еще в относительно хорошем состоянии, Епархиальное начальство использовало очень «хозяйственно» - утверждало новый приход и туда переправляло старую церковь в разобранном состоянии. Так старая церковь с. Байсы оказалась в с. Окунево, с. Ветошкино – в с. Вотском, с. Мокино- - в Боровково. Из этих фактов видно, что материал разобранных церквей переправлялся, как правило, на недалекое расстояние, оно и понятно, лесовозов в те годы еще не было, сколько же надо было запрячь коняг, чтобы переправить даже скромный храм (а по снимкам видно, что в Окунево и Вотском стояли довольно внушительные храмы)? По одной из легенд во время строительства каменного храма в с. Лебяжье, прежняя деревянная церковь также была куда-то переправлена – возможно, в с. Атары, Красноярское или куда-то вниз по реке.
Размах такого масштабного строительства второй половины XІX - начала XІX вв. в немалой степени являлся заслугой благочинных. Именно благочинный брал на себя все хлопоты, связанные с постройкой новой церкви, а если еще и не одной? А сколько храмов требовало ремонта? Везде должен был быть хозяйский глаз управляющего округом. Кроме этого, в обязанности благочинного входило все непосредственное наблюдение за церковной жизнью в своем округе – богослужениями, административной и хозяйственной деятельностью причтов. Благочинный следил за тем, чтобы священники не покидали своих приходов, чтобы «не вдовствовал» он в случае кончины священнослужителя, чтобы последние неукоснительно выполняли все указы Духовной Консистории, исполняли все нормы православной жизни. Во второй половине XІX ст. к обязанностям благочинного добавилось еще и наблюдение за церковными школами, за набором учащихся в них.
Как можно узнать из выцветших строчек архивных документов, отцы благочинные выполняли свои обязанности на совесть: даже не ленились просматривать метрические книги, следить за состоянием записей в них. К примеру, в метрической книге Лебяжского прихода за 1917 год под числом 11 декабря автор этих строк нашел такую любопытную запись: «Замечено небрежное отношение переписчика к письму метрических книг. Благочинный В.Швецов». Многие благочинные в начале XX ст. старались вовлечь подчиненное им духовенство в различные духовные братства той поры, собирали пожертвования и взносы в них, проводили благочинные съезды местного духовенства и сами нередко избирались последним на Нолинский духовно-училищный, а иногда и на Епархиальный (проходивший в г. Вятке) съезд.
Один раз в год благочинный с ревизией объезжал храмы своего округа, а затем посылал отчет в Епархиальное управление. Печать благочинного (как правило, из храма, в котором он сам служил) стояла даже на метрических книгах. Думается, не без ведома отца благочинного, получали сельские батюшки, кто награды, а кто и взыскания о Епархиального начальства: это тоже входило в круг его обязанностей, - «ревностному» пастырю выхлопотать награду, а нерадивому – наказание, и здесь спрос (как и во всем остальном) был в первую очередь с самого благочинного. Сложнее всего приходилось Уржумскому благочинному, на попечении которого находилось больше 20 приходов и скорее всего центр этого округа всегда был в г. Уржуме. В остальных округах уезда центр благочиния менялся в зависимости от местожительства благочинного.
Благочинный назначался Владыкой, видимо, в первую очередь за организаторские способности и какие-либо заслуги, на любой срок- так, красноярский священник Григорий Ушаков пробыл на этой должности ровно 10 лет, а его родной отец – иерей церкви с. Мухино Слободского уезда о. Гавриил Ушаков был благочинным целых 16 лет! Не зависело это и от возраста: можно быть одаренным от Бога в молодости и быть совершенно бездарным «хозяйственником» в зрелом возрасте. Пример тому сплошь и рядом. Например, упоминавшийся благочинный Швецов стал благочинным в возрасте 29 лет. На основании ряда документов мне удалось составить хронологический список благочинных, управлявших Лажским благочинием с 1860 по 1920-е годы, хотя за вторую половину XІX ст. еще не все эти светлые имена установлены и есть досадные «пробелы» в хронологии.

Благочинные Лажского благочиния

время Центр округа Инициалы благочинного
1860- е С. Лаж Симеон Чупраков
* * * * * * * * *
1871-1878 С. Лебяжье Федор Лопатин
* * * * * * * * *
1880-1883 С.Байса Апполоний Буевский
1883-1885 С. Лебяжье Григорий Лопатин
1885-1888 С.Байса Апполоний Буевский
* * * * * * * * *
1891-1899 С.Байса Иаков Редников
1899-1906 С. Лебяжье Константин Шишкин
1906-1909 С. Кичма Николай Селивановский
1909-1911 С. Красноярское Григорий Ушаков
1911-1916 С. Кичма Николай Селивановский
1916-1917 С. Красноярское Владимир Швецов
1917-1918 С. Кичма Николай Селивановский
1919-1929 С. Красноярское Григорий Ушаков

Как видно из этой таблицы, за 19 предреволюционных лет благочинных было всего 4, а центр благочиния переменил всего-то три села. Три раза благочинным избирался Кичминский священник и три раза центр благочиния перемещался в с. Кичму, на самый край округа и Уржумского уезда. С 1919 по 1929 гг. центром округа являлось
с. Красноярское. В 1937 году перед концом всей церковной жизни в Лебяжском районе, как сообщал советский документ, его благочинный жил в с. Ветошкино и «держал связь» со всеми священниками в районе посредством курьеров. По переписи населения 1926 года на территории Лебяжского района насчитывалось 12 сел, 318 деревень, починков и больших выселков, 12 хуторов, 5 лесных кордонов, 26 мельниц, где жили люди.
В последние 20 лет своей истории Лажское благочиние переживало трудные времена – антицерковные законы новой власти, изъятия церковных ценностей, обновленческий раскол, в который «ушло с головой» все благочиние, и, как вследствие этого ставшая расплата - репрессии духовенства и закрытия храмов. Не считая событий страшного 1918 года, а двадцатые годы на Лебяжской стороне еще не было репрессий, ни закрытий храмов, благодаря тому, что его возглавлял замечательный человек и пастырь незаурядных способностей Красноярский протоиерей о. Григорий Ушаков, после ухода которого с должности благочинного и на Лебяжскую землю пришли репрессии духовенства и начались яростные закрытия церквей. А до этого благочиние, несмотря на всю тяжесть налогов и унижения со стороны властей, старалось жить как ни в чем ни бывало в ритме прошлых прекрасных лет. Так же созывались благочинные съезды, ремонтировались и даже… строились новые храмы (1928 год, с. Боровково), назначались новые члены причтов, награждались старые и др. В протоколе одного из пастырских собраний за декабрь 1923 г. сообщался любопытный факт «…второй благочинный округ ныне значительно сократился,- состоит из 10 сел с 17-ю причтами».
Мне не известно, сохранил ли свои прежние границы благочинный округ после образования Лебяжского района в конце двадцатых годов или чисто « олебяжился» - по границам совпал со вновь образованным районом, но существовать в этом районе ему пришлось совсем недолго – около десятка лет. Уже с декабря 1929 года в районе среди Православного духовенства начались репрессии, спустя пять лет и закрытия храмов. Все храмы были закрыты, разграблены и некоторые перестроены в относительно короткий срок – с 1935 по 1939 годы, а открыли этот печальный список Лебяжская и Боровковская церкви. Особенно мощный удар по благочинию был нанесен в течение 1938-1939гг., когда были закрыты все остальные храмы. Если еще осенью 1937 года духовная жизнь била в округе ключом, то к осени 1939 года во всем округе осталась только одна действующая церковь в с. Байсе, но и она была закрыта в 1940 году. Сердце Лажского благочиния перестало биться, остановившись навсегда.

Приложение
1. Храмы Лебяжского благочиния
2.

н/п
Принадлежн
ость к веро
исповеданию Сколько все
былохрамов за
всю историю (до1939г.) Год
Послед
него
строитель
ства

Тип здания

Название
церквей
Атары Православное Три 1809 каменное Спасская
Байса Православное Два 1880 каменное Васильевская
Березино Ста роверческое
(Австрийское
созгласие) Очевидно,
не один построена
в XVІΙІ ст. деревянное
Боровково Правосланое два 1928 деревянная Алексеевская
Ветошкино Православное Два 1893 каменное Троицкая
Вотское Православное Один 1898 деревянное Вознесенская
Казанское Православное 1886 каменное Казанско-Богородиц кая
Кичма Православное 1786 каменное Введенская
Комарово Староверческое
(федосеевцы) Один Ок.1910 каменное
Красноярское Православное Т ри 1822 каменное,
мастер Морозов Христо-Рождественская
Кузнецово Православное Три-четыре 1902 каменное Владимиро-Богородицкая
Кукнурское Православное 1816 каменно е Кресто-Воздвиженская
Лаж Православное Шесть 1805 каменное,
византийский стиль Троицкая
Лебяжье Православное Около шести 1772 Каменное
в 2 этажа
строил Ефим Кошкин Николаевская
Мысокая Мелянда Православное Два 1907 Каменное,
архитектор Дружинин Казанско-Богородицкая
Окунево Православное Один 1881 деревянное Тихвинско-Богородицкая
Синцово Православное один 1915 деревянное П окровская

2. Приходы Лажского благочиния, на 1910 год

Численность
населенных пунктов Состав причта Сколько усадебных земель при церкви пахотных сенокосных
Атары 39 2 св,1д.,
2 пс. 4 дес. - 1 дес.
Байса 33 2 св.,1д.,
2 пс. 10 дес. - -
Боровково До 20-25 1 св,1пс. 4 дес. 33 дес. -
Ветошкино 17 2 св,1д.,
2 пс. 3 дес. 39 дес. 9 дес.
Вотское 8 1 св,1пс. 1 дес. 30 дес. 3 дес.
Казанское 25 1 св.,1д.,
1 пс. 3 дес. 22 дес. 11 дес.
Кичма 88 3 св, 1д.,
3 пс. 2 дес. 27 дес. 3 дес.
Красноярское 29 1 св.,1д.,
1 пс. 1 дес. 3о дес. 3 дес.
Кузнецово 22 1 св., 1д, 3 пс. 1 дес. 49 дес. -
Кукнурское 62 3св,1д,.
3 пс. 3 дес. 96дес.
Лаж 82 3 св,1д., 3 пс. 3 дес. 96 дес.
Лебяжье 89 2 св,1д., 2 пс. 3 дес. 90 дес. 9 дес.
Мелянда 13 1 св, 1пс. 3 дес. 33 дес. ¾ дес.
Окунево 33 1 св,1пс. - - -

3. Годовые доходы церковных причтов, 1908 год

священник диакон псаломщик Руга-рожь и овес (собирались по приходу 2 раза в год)
Атары 276 руб.30 коп. 184 руб.20 коп. 92 руб.10 коп. 200 и 250 пудов
Ветошкино 672 руб. 74 коп. 448 руб.50 коп. 224 руб.25 коп. 110 и 170 пудов
Вотское 480 руб. - 180 руб. 150 пудов
Казанское 420 руб. 280 руб. 140 руб. 30 п.
Кичма 324 руб. 216 руб. 108 руб. До 300п.
Красноярское До 1500 рублей 200 и 250 пудов
Кузнецово 500 руб. 333 руб. 32 коп. 116 руб.67 коп. 20 и 90 пудов
Кукнурское 480-560 руб. До 280 руб. До 240 руб. До 50п.ржи и 80п. овса
Лаж От 480 руб.до 660 руб. До 280 руб. 246 руб. 50 и 80 пудов
Лебяжье 676 руб.32 коп. 450 руб.86 коп. 225 руб.44 коп. 300 и 350 пудов
Мелянда 510 руб.50 коп. - 170 руб.13 коп. 100 и 110 пудов
Окунево 430 руб.90 коп. - 246 руб.96 коп. 205 и 235 пудов

Таблицы составлены по источникам:
«Вятская Епархия. Историко-географическое и статистическое описание».- Изд. Редакции «Вятских епархиальных ведомостей». Вятка, 1912г. и «Клировые ведомости» церквей Уржумского уезда за 1910 год. (ГАКО Ф 237 Оп 70 Д.1530)
Из таблиц прекрасно видно, что самыми большими приходами в благочинии являлись Лебяжский и Лажский. Самым маленькими были, очевидно, Вотский и Синцовский. Самые полные и ьольшие штаты были укомплектованы в церквях с. Лаж, Лебяжье, Ветошкино и Атар, а в маленьких деревянных церквях они были даже неполными.
О церковных землях. Самую большую усадебную территорию занимала Байсинская церковь (но не имела остальных земель), остальные (даже Лажская и Лебяжская) умещались на территории площадью от 1 до 3, иногда до 4 десятин. Пахотных и сенокосных церковных земель больше всего было нарезано в Лебяжском и Лажском приходах. А при некоторых церквях их не имелось вообще.


пгт.Лебяжье,
31 декабря 2004 года


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 12:00 | Сообщение # 2
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Храмы Лебяжского района.

с. Атары: Спасская церковь
Первая деревянная церковь была построена в 1687 году, вторая деревянная холодная и позднее теплая - в 1740 году. В 1809 году освещена каменная церковь.
Храм имел три престола: в честь Нерукотворного Образа Спасителя, в честь Пресвятой Богородицы и во имя Святого равноапостольного князя Владимира. Стенная живопись выполнена в 1894 и 1900 годах. Приход состоял из 40 селений, в деревне Толстик имелась часовня. Причт состоял из двух священников и двух дьячков. Одним из самых замечательных и выдающихся священников был протоиерей о. Николай Люминарский (1833-1911гг), последним – о. Иоанн Семенов (с 1905 по 1938гг); Последнее место служения – молельный дом д. Дворец. Сын последнего диакона о. Григория Домрачева, Иван Григорьевич, погиб в бою 7 декабря 1941 года.
Престольный праздник был в Троицу, церковно-приходской школы не имелось
Церковь закрыта в 1939 году.

с. Боровково: Алексеевская церковь
Первые торги на построение деревянной церкви в починке Боровково произошли 1 сентября 1911 года, строительство начато 20 апреля 1913 года, завершено в 1914 году.
Престол был один: в честь святителя Алексия, человека Божия. Земли при церкви состояло 4 десятины. Причт состоял из священника и псаломщика. Длина храма составляла: в длину 10 сажень, в ширину 3 сажени, в высоту 10 сажень. Из семи колоколов самый большой весил 34 пуда 22 фунта. Большинство утвари было куплено на деньги крестьян. Изъятие церковных ценностей происходило 9 марта 1922 года. 14 января 1926 гола церковь сгорела от жарко натопленной печи. Вновь отстроена в 1928 году. Приход был обновленческий, очень бедный. Церковь закрыта в 1937 году, перестроена под магазин.
За всю историю служило три священника: о. Петр Мальгинов (1915-1925гг.), о. Константин Жезлов (с 1925 года) и протоиерей Петр Овчинников. Последний арестован в 1937 году, умер в заключении 10 января 1943 года.

С. Ветошкино: Троицкая церковь.
Первая деревянная церковь построена и освящена 13 марта 1860 года. Строил ее некий Малах, освящал Лажский благочинный Симеон Чупраков. Имела 1 престол, снаружи была обита тесом, внутри оштукатурена.
В 1893 году построена каменная церковь. Престол один, во имя Пресвятой Троицы. В причте состояло два священника, диакон, 2 псаломщика. В церковной библиотеке имелось книг 86 томов. Земли при церкви было 59 десятин. В приходе имелось 17 селений, в селе церковно-приходская школа.
Престольный праздник – в день Святой Троицы.
Первым священником был о. Иоанн Домрачев (с 1859 по 1886 гг.). 28 лет здесь прослужил о. Василий Спасский (с1903 по 1930 гг.) Последний был расстрелян 19 февраля 1930 года. Репрессирован был 1 декабря 1937 года и последний священник о. Стефан Бушмакин, умер в лагере. Одним из последних священников был о. Апполон Домрачев, сын первого ветошкинского батюшки; был благочинным.
Церковь закрыта в 1939 году.

с. Вотское: Вознесенская церковь.
Деревянная церковь построена в 1900 году из бывшей церкви с Ветошкино с престолом во имя Вознесения Господня. Перед революцией планировалось построить каменный храм. При церкви имелась часовня. В самом здании двое дверей и 13 окон.
Утварь: три аналоя, 78 икон, 1 паникадило, 8 колоколов (самый большой 18 пудов 5 фунтов), 5 ковров, 79 книг; имелись планы церкви, домов и земельного участка.
Изъятие церковных ценностей произошло 17 марта 1922 года.
Церковь закрыта в 1939 году.
Первым священником был о. Павел Сушков. С 1913 по 1930 гг. служил о. Сергий Годнев, последний священник – о. Димитрий Попов.
Здание церкви снесено в 1960-е годы.

с. Красное: Христорождественская церковь.
Последняя каменная церковь строилась с 1822 по 1828 гг. подрядчиком Морозовым; окончательно строительство закончено в 1832 году. Храм действовал 110 лет.
Престолы: в честь Рождества Христова, в честь Сретения Господня и в честь Параскевы Пятницы.
Причт: священник, диакон и псаломщик. Земли при церкви 34 десятины. В приходе имелось 30 селений, церковно-приходская школа. В октябре через село проходил крестный ход из г. Вятки.
Утварь: три аналоя, 134 иконы, 8 колоколов (самый большой весил 122 пуда), 3 паникадила.
Изъятие церковных ценностей произошло 2 марта 1922 года. 22 марта 1927 года два колокола были переданы Боровковской церкви. В двадцатые годы приход был центром обновленческого района.
Храм строился при о. Иоанне Вишневском (умер в 1846 году).
В ХІХ ст. служили священники: о. Андрей Соловьев, о. Григорий Сырнев, о.Михаил Кузнецов, о.Гавриил Гаркунов, о. Иоанн Падарин (был благочинным), о.Никанор Васнецов. 30 лет с перерывом, с 1891 по 1929 гг. прослужил о.Григорий Ушаков; протоиерей с 1918 года, благочинный с 1910 по 1911 и с 1919 по 1929гг. Вышел в заштат 20 октября 1929 года, отошел ко Господу 28 июня 1931года. Последний священник: о. Василий Агафонников, репрессирован 14 октября 1938 года.
Впервые церковь закрылась в 1936 году, вторично в 1939 году.

с. Кузнецово: Владимирская церковь.
Первая деревянная церковь построена в 1861 году на средства фельтфебеля Матвея Санникова, каменная церковь – в 1902 году. Престол один: в честь иконы Владимирской Божией Матери. Вся утварь была куплена на средства местных торговцев. Церковь была построена при о. Николае Кошурникове, прослужившем здесь более 40 лет, протоиерее, благочинном. В приходе имелась церковно-приходская школа. В 1920- е годы приход был обновленческим.
Один из последних священников о. Аркадий Леонтьев арестован в ноябре 1929 года. 19 января 1930 года совершил самоубийство (разрезав горло стеклом) в Нолинском домзаке.
Церковь закрыта в 1939 году.

с. Лаж: Троицкая церковь.
Первая деревянная церковь построена в 1757 году. Позднее строили деревянные церкви в 1758, 1767, 1773, 1793 гг. Каменная церковь построена в 1811 году, имела три престола: во имя Святой Троицы, во имя Святого Филиппа Митрополита Московского и Св. Гурия и Варсонофия Казанских чудотворцев. Церковь строилась с 1802 года на средства московского купца Чижова. Колокольня строилась с 1833 по 1835гг., каменная ограда с двумя часовнями - в 1865-1866гг. Утварь: 11 аналоев, 100 икон, 12 колоколов, 22 подсвечника, более тысячи книг. Причт состоял из трех священников, двух диаконов и трех псаломщиков. В селе насчитывалось 36 дворов, имелось 2 церковно-приходские школы. Приход состоял из 59 селений. Престольный праздники – Троица, Гурьев, Филиппов дни. В советское время был разделен вместе с церковью на староцерковников и новоцерковников. Десятки лет при церкви прослужили священники о. Федор Домрачев, о. Александр Безсонов, последним – о. Николай Овчинников, умер в селе 23 мая 1943 года.
Храм закрыт в 1939 году.
В приходе имелось 4 часовни.

с. Лебяжье: Николаевская церковь
Двухэтажная каменная церковь строилась с 1769 по 1772 годы мастером Ефимом Кошкиным и Карпом Головиным. Каменная ограда устроена в 1870 году. В 1888 г. построен третий предел.
Престолы: в честь Святого Илии Пророка, Святого Николая Чудотворца и в честь трех святителей - Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. При церкви первоначально имелось 14 лавок. В начале ХХ столетия их осталось 4; 5 часовен. Утвари было достаточно. Из 12 колоколов самый большой весил 104 пуда. Было множество икон и подземный ход. В приходе имелось 89 селений, церковно-приходская школа в селе. Осенью через село проходила два крестных хода из Вятки. Престольный праздник - в Николин день. В Х1Х веке в церкви служили династии священников Лопатиных и Загарских. В ХХ ст. служило 30 лет два замечательных священника – о. Константин Шишкин (был благочинным с 1899 по 1906гг.) в 1886 – 1915гг. и о. Михаил Спасский в 1886- 1917: оба похоронены в Лебяжье. В 1918 г. о. Василий Несмелов и о. Михаил Зырин расстреляны. Последним служил о. Петр Марамзин. Умер в 1976 в Нолинске. Церковные земли отобраны в 1918г., дома в 1918 и 1920гг. Храм закрыт в 1935г., в 1937г. взорван.

с.Мелянда: Казанско - Богородицкая церковь
Приход открыт в 1866 году с построением молитвенного дома, в 1868 г. деревянная церковь. В 1907 г. построена мастером Братухиным под надзором архитектора Дружинина каменная церковь. Церковь имела 2 входа, окружена железной оградой с 2 калитками. Утварь: 6 аналоев, 69 икон, 2 паникадила, 8 колоколов ( самый большой – 32 пуда). В приходе имелась церковно-приходская школа. Приход состоял из 13 селений.
Причт: священник и псаломщик. Престольный праздник: Казанская.
Изъятие церковных ценностей происходило в марте 1922 года. Архивный материал дореволюционного времени опечатан 26 декабря 1929 года.
Приход был староцерковным.
За всю историю служило несколько священников. Первый: о. Николай Христолюбов (до 1894г), после него о. Виктор Лучинин (до 1906г), с 1906 по 1907гг. о. Василий Агафонников (в 1937 году расстрелян, прославлен в лике новомученников), с 1911 по 1935гг. – о. Алексий Емельянов, позднее руководил молельным домом в д. Красный Ключ, умер в 1947 году. Последний – о. Иоанн (фамилия неизвестна)
Храм закрыт в 1939 году.

с. Окунево: Тихвинско – Богородицкая церковь
Приход открыт в 1884году, деревянная церковь построена в 1886 году с престолом в честь Тихвинской Божией Матери. В приходе имелась церковно-приходская школа, часовня (в д. Кирпики), осенью через село проходил крестный ход из г. Вятки.
Престольный праздник Тихвинская.
Утварь:75 икон, 1 паникадило,8 колоколов, церковь была окружена оградой с воротами. В 1919 году церковь была ремонтирована и застрахована.
Изъятие церковных ценностей происходило
18 марта 1922 года.
Приход был обновленческим.
Первым священником был иерей из Лебяжья о. Николай Дрягин. С 1914 по 1924гг.- о. Михаил Дрягин, умер от чахотки и похоронен на местном кладбище, с 1924 по 1935 гг. – о. Алексий Ермин.
Церковь закрыта в 1935 и занята сельсоветом. Попытки старосты В.Л.Сазанова возвратить церковь верующим закончились его расстрелом 20 октября 1937года. Здание сгорело в 1975 году.
c. Синцово: Покровская церковь.
Построена в 1915 году, деревянная, крыта железом, с престолом во имя Покрова Божией Матери. Икон было 43, медных колоколов 6.
Изъятие церковных ценностей происходило в марте 1922 года.
Приход был обновленческим.
Престольный праздник: в Покров Божией Матери.
Первым священником был Георгий Курочкин. В 20-е годы по уклонении прихода в раскол священники менялись очень часто, назначаемые сюда из Подмосковья, один из них бывший монах Тихон Востроилов. Последние: о. Валентин Ефремов, о. Василий Архангельский, о. Василий Кузиков. В 1932 году по выходе о. Валентина Ефремова с частью прихожан из обновленчества, приход разделился на две враждующиеся стороны. Дело закончилось не в пользу староцерковников, но чтобы пресечь раздоры, сельсовет в 1935 году постановил закрыть церковь и передать здание под школу. Здание снесено в 1980-годы.


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 12:02 | Сообщение # 3
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Священники Лебяжского благочиния в 1901 году.

с. Байса – о.Михаил Редников
о. Федор Тихвинский
с. Ветошкино - о.Василий Москвин
с. Вотское- о. Петр Сушков
с. Красноярское- о. Григорий Ушаков
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
с. Лаж- о.Николай Домрачев
о. Александр Овчинников
о. Михаил Романов
с. Лебяжье- о. Константин Шишкин (благочинный)
о. Михаил Спасский
с. Высокая Мелянда- о. Виктор Лучинин
с. Окунево- о. Николай Дрягин
с. Спасское (Атары)- о. Владимир Покровский
о. Николай Люминарский

Священники Лебяжского благочиния в 1905 году

с. Байса – о.Михаил Редников
о. Николай Сырнев
с. Ветошкино - о.Василий Спасский
с. Вотское- о. Петр Сушков
с. Красноярское- о. Григорий Ушаков
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
с. Лаж- о.Николай Домрачев
о. Александр Овчинников
о. Михаил Романов
с. Лебяжье- о. Константин Шишкин (благочинный)
о. Михаил Спасский
с. Высокая Мелянда- о. Виктор Лучинин
с. Окунево- о. Николай Дрягин
с. Спасское (Атары)- о. Иоанн Семенов
о. Владимир Покровский
о. Николай Люминарский (Заштатный)

Священники Лебяжского благочиния в 1910 году

с. Байса - о. Михаил Редников
о. Николай Сырнев
о. Василий Домрачев
с. Ветошкино - о. Василий Спасский
с. Вотское - о. Петр Сушков
с. Красноярское - о. Григорий Ушаков (благочинный)
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
с. Лаж - о. Николай Домрачев
о. Александр Овчинников
о. Михаил Романов
с. Лебяжье - о. Константин Шишкин
о. Михаил Спасский
с. Мелянда - вакансия
с. Окунево - о. Гавриил Ланский
с. Спасское - о. Иоанн Семенов
о. Василий Добринский

Священники Лебяжского благочиния в 1915 году

с. Байса - о. Михаил Редников
о. Николай Сырнев
о. Василий Домрачев
с. Боровково - о. Петр Мальгинов
с. Ветошкино - о. Василий Спасский
о. Алексий Беляев
с. Вотское - о. Сергий Годнев
с. Красноярское - о. Владимир Швецов
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
о. Александр Куклин
с. Лаж - о. Николай Домрачев
о. Александр Овчинников
о. Александр Бессонов
с. Лебяжье - о. Константин Шишкин
о. Михаил Спасский
с. Мелянда - о. Алексий Емельянов
с. Окунево - о. Михаил Дрягин
с. Спаское - о. Иоанн Семенов
о. Николай Трапицин

Священники Лебяжского благочиния в 1920-х годах (все обновленцы)

с. Атары - о. Иоанн Семенов
с. Байса - о Григорий Шабруков
о. Михаил Редников
о. Николай Сырнев
о. Василий Домрачев
о. Павел Казанский
о. Константин Михайлов
о. Николай Курочкин
с. Боровково - о. Петр Мальгинов
о. Константин Жезлов
с. Ветошкино - о. Василий Спасский
о. Апполон Домрачев
с. Вотское - о. Сергий Годнев
с. Красноярское - о. Григорий Ушаков (благочинный)
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
о. Аркадий Леонтьев
с. Лаж - о. Николай Овчинников
о. Александр Бессонов
с. Лебяжье - о. Петр Марамзин
с. Мелянда - о. Алексий Емельянов (староцерковник)
с. Окунево - о. Михаил Дрягин
о. Алексий Ермин
с. Синцово - о. Валентин Ефремов
о. Василий Архангельский
о. Георгий Макаров
о. Георгий Курочкин
о. Михаил Бугиновский

Священники Лебяжского благочиния в 1930-х годах (поколение последних почти все обновленцы)

с. Атары - о. Иоанн Семенов
с. Байса - о Григорий Шабруков
о. Симеон Балезин
о. Николай Курочкин
о. Иоанн Толчин (репрессирован в 1940 году)
с. Боровково - о. Петр Овчинников
с. Ветошкино - о. Апполон Домрачев (благочинный)
о. Стефан Бушмакин
с. Вотское - о. Димитрий Попов
с. Красноярское - о. Василий Агафонников
о. Иоанн (фамилия не установлена)
с. Кузнецово - о. Николай Кошурников
о. Иоанн Окулов
с. Лаж – обновленцы –

тихоновцы - о. Николай Овчинников
о. Михаил Бугиновский
о. Александр Алексеев
о. Александр Бессонов
о. Алексий Кошурников
с. Лебяжье - о. Петр Марамзин
с. Мелянда - тихоновцы о. Алексий Емельянов
о. Иоанн (Толчин?)
с. Окунево - о. Алексий Ермин
с. Синцово -
обновленцы –

тихоновцы -
о. Георгий Макаров
о. Василий Кузиков
о. Тихон Востроилов
о. Валентин Ефремов

Использованы данные из фондов ГАКО
и «Энциклопедии земли Вятской» (Т.5. Архитектура)


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 12:07 | Сообщение # 4
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
КРЕСТНЫЕ ХОДЫ И ЧАСОВНИ УРЖУМСКОГО УЕЗДА

До революции и последующего развала всего Православного уклада нашего народа, в маленькой частичке России – Уржумском уезде Вятской губернии, являвшегося Родиной для тысяч Православных, существовало 57 Православных храмов (не считая приписных), десятки часовен и один действующий монастырь. Весь уезд был разделен на три благочинных округа, а те в свою очередь – на церковные приходы, вокруг центров которых – деревянных ли каменных, но одинаково великолепных по наружному виду и внутреннему убранству, храмов кипела местная приходская жизнь, а над всем приходом стоял отец его духовный, поставленный сюда Отцом Небесным – местный батюшка и его семья, которые несли в народ свет культуры и духовности. Да и паства у него была не чета нынешней. Когда сегодня со стороны наблюдаешь на городской остановке, как лезут в двери автобуса пассажиры, толкая и оскорбляя, изрыгая потоки брани, даже готовые убить друг друга, да и в других местах тоже, где царят бездуховность и бескультурность, то понимаешь, - нет, не Православные это люди и не такими были наши предки, которые старались жить по заповедям Христовым и по качествам человеческим христианами были Настоящими. Больно и обидно за некогда великий Православный, а ныне попросту деградирующий свой народ…
В каждом приходе когда-то существовали свои самобытные Православные традиции, свои празднества (не только в престольные праздники), которые обычно проходили в местных часовнях, в честь каких-либо месточтимых событий. Регулярно из губернской Вятки приходило на Уржумскую землю два крестных хода, к приходу которых в приходах уезда приурочивали ярмарки. Одним словом, история Православия, даже в местных границах, это целый исчезнувший мир, когда-то существовавший на нашей земле, писать про который можно бесконечно долго. Этой задаче и посвящается эта скромная работа, которую я представляю вниманию читателей во Славу Божию.

Автор.

1. КРЕСТНЫЕ ХОДА.

Когда-то это было прекрасно: почти что на дом к нам мог прийти крестный ход из губернской Вятки, и не езжа за многие версты в «Богоспасаемую», мы могли в своем селе, каком-нибудь Ветошкино или Петровском, увидеть вятских священников или черноризцев, приложиться к особочтимым Вятским образам, воочию услышать дивное пение архиерейского хора. И такая традиция прихода из Вятки крестного хода, и даже не одного, на Уржумскую землю существовала с древних времен и до тридцатых годов ХХ столетия. По происшествии же семи десятков лет удивительная Православная традиция эта, к прискорбию, напрочь оказалась забытой.
Как православная традиция крестные хода существуют с первых веков существования христианства. Вспомним, хотя бы крестный ход, с которого начинается торжественная пасхальная утреня, когда духовенство с крестом, Евангелием, иконами и хоругвями, сопровождаемое молящимися со свечами в руках, ровно в полночь под звон колоколов выходит из храма как бы навстречу грядущему Спасителю, и с пением стихиры обходит его кругом. Любопытно, что в России существовала когда-то традиция пасхальных крестных ходов не только вокруг храмов, но и в деревнях приходов по просьбам верующих.
Все детали и таинства крестного хода преисполнены глубокого божественного смысла, перешедшие в христианство еще от ветхозаветных времен, когда уже существовали прообразы крестных ходов. Здесь крест Христов – вместо ветхозаветной святыни кивота завета, вместо Херувимов златых – нерукотворный образ Спасителя. Крест Христов несется во главе крестного хода как орудие нашего Спасения. За ним следуют знамена или хоругви, каждая пара впереди икон своего храма. И они тоже заимствованы у ветхозаветного Израиля, где каждое колено шествовало под своим знаменем. Вспомним строки из Священного писания «И воздвигоша знамя полка сынов Иудиных первим с силою своею… И воздвигоша знамя полка Рувимля с силою своею…» (Числ. 10, 11-1, 4. 18. 22. 25.) И у нас каждый Православный храм имеет свои знамена, под которым совершает в крестном ходе свой путь.
Хоругвями называл эти знамена сам Господь. Вспомним его слова, изглаголанные Иеровоаму о Соломоне через пророка: «от иму царство от руки сына его, и дам ти 10 хоругвей. Сыну же его дам две хоругви» (3 цар. 11, 35-36). У нас же хоругви служат символом того, что Церковь земная воинствует с плотию, миром и диаволом под знамением креста Господня.
Святое Евангелие предносится в крестных ходах в знак того, что оно освещает собой нам путь к Небесному отечеству, что оно светильник ногам и свет стезям нашим (пс. 118, 105). Возженные светильники являют собой образ нашей пламенной души к Богу, нашей веры, нашей радости духовной. Каждение фимиама знаменует собой то, что Христово благоухание должно распространяться во всяком месте (2 кор. 2, 14-15), и что Бог принимает молитвы истинных поклонников на всяком месте владычиствия Его. А торжественный и радостный звон колокольный заменяет собой трубный глас ветхозаветный. За хоругвями в крестном ходе следую святые иконы Спасителя, Божией Матери, бесплотных сил и Святых угодников Божиих.
Необходимость совместной молитвы под открытым небом понятна. В жизни целых народов и областей или градов и весей бывают такие моменты, когда необходимо призвать всех и каждого на совместную молитву. Так на Вятке местные крестные ходы существовали со времени прихода сюда русского населения; в летописях упоминания о них встречаются за XIII – XIV в.в. А за XVII век впервые упоминается обще-Вятский крестный ход1, называемый еще Понизовым, поскольку шел из Хлынова – Вятки до самых «низов» Вятской земли. Эта древность и географическая охваченность сего крестного хода поразительна, и, безусловно, это был главный Вятский крестный ход.

«Понизовый» крестный ход обычно выходил из Кафедрального собора числа 28 августа с особочтимыми иконами и этого собора и всех Вятских церквей и шествовал сначала к церкви с. Бахты, где проводилось краткое молебствие, а оттуда – на юг губернии через многие уезды и волости. Интересно, что святые иконы ежегодно выходили на крестный ход не только из Кафедрального собора, а иногда и из Спасского собора, который, очевидно, по значимости был вторым после Кафедрального (1910 год)2.
Святые иконы, с которыми выходил крестный ход из Кафедрального собора, были чудотворные и составляли самое драгоценное сокровище не токмо собора, но и всей земли Вятской. Вот эти иконы.

1. Икона Святителя Николая. Явление ее произошло в 1338 году, на берегу реки Великой в чаще леса.

2. Икона Святого Архистратига Михаила, вырезанная на небольшом камне. Произведение талантливейшего мастера, она была завезена в Вятский край и прославлена.

3. Особо почитаемый образ Тихвинской Божьей Матери, привезенный Преосвященным Ионою, епископом Вятским, в 1676 году.3

Одна чудотворная икона – образ Христа Спасителя – хранилась и в Спасском соборе, освященном в ее честь, от которой исцелилось множество горожан от тяжелых болейней. Кроме этих святынь, в Кафедральном соборе когда-то хранились и частички мощей святых угодников Божиих, переданные туда из Киево-Печерской Лавры. В этих святых образах и заключался, без сомнения, весь великий смысл Понизового крестного хода – донести эти святыни до каждого сердца вятского христианина…
На юге Вятской губернии крестный ход приходил сначала в Яранск и Царевосанчурск, откуда через южную часть Уржумского уезда, где жило много язычников-черемис, следовал в Уржум, заходя в каждый населенный пункт (по пути следования), где стояли храмы. В Уржум крестный ход приходил обычно в последних числах октября и стоял здесь 3 дня. И все эти дни местные и пришедшие священники служили в Уржумских церквях, а в самом городе бурлила огромная Приходская ярмарка, начинавшаяся с приходом крестного хода, и, очевидно, она была такая же древняя как и сам Понизовый крестный ход, однако к началу ХХ века она постепенно утратила свое значение, и на передний план выдвинулась Белорецкая ярмарка, учрежденная в 1842 г.4
Из уездного Уржума крестный ход шествовал на север уезда, на Лебяжье, в которое приходил в дни от 28 до 5 ноября, и, простояв один день под сенью великолепной двухэтажной церкви, переправлялся через Вятку и следовал к г. Нолинску. От Нолинска крестный ход начинал подвигаться обратно к г. Вятке, следуя через западную часть Вятских уездов. Последними населенными пунктами, через которые следовал этот крестный ход были Камешница и Пасегово, приходя в Вятку уже под попархивающим снежком. Почему то он оставлял в стороне село Вяз, где стояла такая же великолепная двухэтажная церковь, что и в Лебяжье. Ежегодно в «Вятских епархиальных ведомостях» публиковались расписания крестохождений, с указанием в какие числа через такие-то села пойдет крестный ход. Села были одни и те же, и ежегодно эти «расписания» отличались от предыдущих только по указанию дат, но благодаря им сегодня мы можем иметь представление через какие села и приблизительно в какие числа двигался когда-то Понизовый крестный ход.
1909 год.

10 октября - с. Кичма
11 октября - с. Казанское
12 октября - с. Марисола
13 октября - с. Новый Торьял
14 октября - с. Токтайбеляк
15 октября - с. Юледур
16 октября - с. Елеево
17 октября - с. Косолапово
18 октября - с. Зашижемье
19 октября - с. Сернур
20 октября - с. Кузнецово
21 октября - с. Лаж
22 октября - с. Байса
23 октября - с. Буйский завод
24 октября - с. Буйско-Архангельское
25 октября - Уржумский Троицкий собор
26 октября - Воскресенская церковь г. Уржума
27 октября - Казанско-Богородицкая церковь г. Уржума
28 октября - с. Петровское
29 октября - с. Ветошкино
30 октября - с. Лебяжье
31 октября - с. Новоспасское
1 ноября - собор г. Нолинска5

1910 год.
16 октября – с. Кичма
17 октября – с. Казанское
18 октября – с. Марисола
19 октября – с. Новый Торьял
20 октября – с. Токтайбеляк
21 октября – с. Юледур
22 октября – с. Елеево
23 октября – с. Косолапово
24 октября – с. Зашижемье
25 октября – с. Сернур
26 октября – с. Кузнецово
27 октября – с. Лаж
28 октября – с. Байса
29 октября – с. Буйский завод
30 октября – с. Буйско-Архангельское
31 октября – Троицкий собор г. Уржума
1 ноября - Воскресенская церковь г. Уржума
2 ноября - Казанско-Богородицкая церковь г. Уржума
3 ноября - с. Петровское
4 ноября - с. Ветошкино
5 ноября - с. Лебяжье
6 ноября - с. Новоспасское
7 ноября - собор г. Нолинска6

Крестный ход 1912 года пришел в Уржумский уезд в те же числа, что и в 1910 г., только задержался еще на день в с. Кичма и потому пришел в Уржум 2 ноября, а в Лебяжье 7 числа.7 Мне удалось найти воспоминание о приходе Понизового крестного хода в Лебяжье, которое считаю бесценным и уникальным. Привожу его полностью:
«Очень впечатляющим зрелищем был приход икон. Начинался он в Кирове. Их несли от церкви города Кирова. С иконами обходили все церкви, завозили в каждый населенный пункт, где были церкви. Здесь они некоторое время стояли.

Иконы большие, красивые везли на подводах, поменьше несли на руках, шли по грязи в лаптях. С ними ехали сопровождающие и нищие. Бывало когда с иконами были у деревни Марамзино, остановятся, а оттуда отправляли нарочного (гонца на лошади) в Лебяжье. Гонец подъезжал к нашему дому, стучал в окно и кричал: «Егор Гаврилович, иди звони! Идут с иконами уже у деревни Марамзино». Отец заторопится на колокольню, ведь встречали иконы звоном.
Когда подходили с иконами к Лебяжской церкви, то у церкви сидели нищие, убогие и пели песни. Хотя было очень холодно, но они сидели и пели. Им потом дарили, подавали еду, шерсть, одежду. Я сама носила иконы, так нести было очень легко, вроде как на крыльях летишь. Провожали иконы глубокой осенью в Нолинск. С иконами переправлялись через реку Вятку, и если к тому времени река вставала, прорубали на Вятке полынью и везли на лодках иконы, с обеих сторон, отталкивая льдины».8
Это воспоминание женщины 1910 г.р., дочери звонаря Лебяжской церкви, уже относится к советскому времени, но к сожалению расписании за этот период не сохранилось (если они были), поэтому не известно повлияла ли смена календарного стиля на сроки прихода крестного хода, остался ли он в тех же числах или был передвинут на более поздний срок. Скорее всего второе, и это подтверждает одно из сохранившихся заявлений того же времени, а также и то, что река Вятка в нашей местности покрывается ледком как раз в конце ноября.

В Лебяжский волостной исполнительный комитет
церковного приходского совета с. Красноярского
Лебяжской волости

ЗАЯВЛЕНИЕ

В церкви села Красноярского на 30 число сего ноября месяца с разрешения Советской власти, имеет быть приход икон из Вятского Кафедрального собора, о чем Красноярский приходской совет имеет долг сообщить Лебяжскому волостному исполкому.
Председатель приходского совета Григорий Ушаков.
27 ноября 1926 г.9

В эпоху обновленческого раскола, видимо, поменялись не только даты прихода крестного хода, но расписание сел, в которые он должен был приходить – обновленческих приходов. И сам крестный ход стал обновленческим, но – легализованным. Об этом может говорить тот факт, что в с. Красноярское, ставшее при Советской власти обновленческим центром своего района, до 1917 г. приходил не Понизовый, а другой крестный ход. Монастырский.

2. КРЕСТНЫЕ ХОДА
(продолжение).

Кроме главного Понизового крестного хода существовал еще один аналогичный Понизовый ход, который выходил со Святыми иконами из Вятского Успенского и Слободского Крестовоздвиженского монастырей, т.е. был сугубо монастырским.
Следует заметить различие между крестными ходами белого и черного духовенства. Белое духовенство имело свои официальные крестные ходы по разным случаям как то – праздник Христовой иконы (крестный ход по всей церковной округе), зимний (с водосвятием «на Иордань») и т.п. Крестный ход имел право совершаться только на территории своего прихода, не мог быть длительным – без службы оставлять храм надолго не разрешалось.

Эти крестные ходы очень отличались от монастырских, и здесь хочется привести слова одного религиозного писателя XIX века, истинного сына своего века: «Чтоб увеличить свои доходы монахи, под надзором которых проходят крестные ходы, не торопятся их скорее заканчивать, не держатся кратчайшей дороги, а большей частью уклоняются от нее не только за 10-20, но и за 50 и более верст. Словом стараются побывать во всех богатых или по крайней мере, не бедных деревнях». Этот же автор пишет, что икона по пути помещалась в заранее оговоренные соборы и церкви, оставалась там по дня два, а то и по месяцу-другому и затем следовала дальше. Из-за этого с духовенством церквей происходили трения: причт требовал себе долю доходов, утверждая, что белое духовенство «нужнее и полезнее для епархии», а без монашествующих верующие могут обойтись.10 Из приведенных строк видно, что в крестохождении монастыри имели больше свобод, чем обычные церкви, но в случае с Вятскими крестными ходами, очевидно, было исключение, к тому же их приводило духовенство всех градских церквей г. Вятки, а не одного какого-то прихода.
Кроме крестных ходов у монастырей был еще один существенный вид доходов – от владения ими часовен; приходским же церквям строить их не разрешалось.11 К этим часовням также совершались местные крестные ходы, не монахами, но местным белым духовенством, очевидно, с обязательным отчислением в пользу монастыря, владевшего часовней. На территории Уржумского уезда имеющиеся часовни когда-то могли принадлежать Цепочкинскому монастырю, существовавшему в XVII – XVIII в.в., а потом перешли во владение либо к приходским церквям, либо к Вятским монастырям.
Крестохождение из Вятского и Слободского монастырей мало отличалось от главного Понизового крестного хода, и по времени и по географическому охвату, но чтобы не пересекаться с ним, монастырский крестный ход шествовал по другой дороге и старался заходить в те приходы, через которые не шел тот крестный ход, но все же «точки пересечения были», и в некоторые села заходили оба крестных хода (Лебяжье, Лаж, Байса, Ветошкино, Петровское и др.), с той лишь разницей, что один крестный ход шествовал с запада на восток, а другой с востока на запад (по территории Уржумского уезда).
Монастырский крестный ход, также как и первый Понизовый крестный ход, выходил ежегодно из Вятки в августе, но всякий раз в различные числа, шел до Макарья, где совершалось краткое молебствие, и Никульчино, в котором меняли лошадей, и затем также следовал на юг губернии, но в отличие от первого он двигался на Нолинск, Кукарку, Лебяжье, Уржум, а оттуда на Пижанку и Яранск, т.е. в обратном направлении. Вот через какие села Уржумского уезда обычно двигался этот крестный ход.

1904 год (вышел из Вятки 16 августа).
5 октября - с. Мокино
6 октября - с. Окунево
7 октября - с. Кукнур
8 октября - с. Лаж
9 октября - с. Байса
10 октября - с. Ветошкино
11 октября - с. Петровское
12 октября - Троицкий собор г. Уржума
13 октября - Казанско-Богородицкая церковь
14 октября - завод Шурмы
Проходом через Рой с переменой лошадей
15 октября - с. Аджим
16 октября - с. Ральники
17 октября - с. Хлебниково
18 октября - с. Илеть
19 октября - с. Куракино
20 октября - с. Шои
21 октября - с. Салтакъял
22 октября - с. Верхоушнур
23 октября - с. Вятское
24 октября - с. Космоданианское
25 октября - с. Новый Торьял12

В 1910 г. Монастырский крестный ход, совершавшийся с 22 августа по 29 ноября, пришел в с. Мокино Яранского уезда 2 октября и проходом через с. Красноярское прошествовал на Лебяжье 3 октября, а оттуда на Окунево, Кукнурское и Лаж; в Уржум он прибыл 10 числа.13
В определенные годы монастырский крестный ход бывал довольно масштабным и по географическому охвату, стараясь зайти как можно в большее число приходов, так и по длительности. Так в 1909 г. он длился с 1 мая по 29 декабря, но через Уржумский уезд прошествовал по тому же маршруту, что и в предыдущие годы (через Мокино – Красноярское с переменой лошадей – Лебяжье), не задерживаясь в каждом приходе более чем на день, сделав исключение лишь для Уржума.14
О судьбе этого крестного хода в последующее время не трудно догадаться. Его постигла такая же судьба, что и монастыри, и он прекратил свое существование намного раньше, чем главный Понизовый крестный ход.
Кроме двух главных Понизовых ходов, на Вятке существовало и два других похожих крестные хода, но с меньшим географическим охватом: они шествовали в окрестностях г. Вятки. Речь идет о Великорецком и Куринском крестных ходах, но к Уржумской земле они отношения уже не имели, уржумцам хватало и тех крестных ходов, разве только какой-нибудь состоятельный житель уезда сам не ездил в Вятку на эти празднества, но, думаю, Великорецкий крестный ход тогда еще не был в таком общенародном почете, как в наши дни. Проводы Святых икон на реку Великую раньше происходили 21 мая, а Куринский крестный ход выходил со Святыми иконами из Вятского Кафедрального собора 1 июня, 6-го его встречали в Курино (отчего он и получил свое название) и в течение ближайших двух месяцев от обходил ближайшие к «Богоспасаемой» приходы, которые не входили в сферу обхода. Понизовых крестных ходов. 1 августа этот крестный ход через Пасегово возвращался в Вятку, где его торжественно встречали на Ахтырском кладбище, а на следующий день служилась литургия в Кафедральном соборе. Примечательно, что этот «маленький» крестный ход был как бы прелюдией большого Понизового крестного хода, незадолго до выступления которого из того же собора он возвращался.
В целом из всего описанного можно сделать смелый вывод, что Вятская Православная мысль в прошлые века разработала целую систему крестохождений со Святыми иконами, от небольших, которые шествовали в окрестностях г. Вятки, до больших, общегубернских, с целью охватить как можно большее число Православных приходов, донести радость общения с чудотворными Святынями до как можно большего числа Православных, зачастую лишенных возможности паломничества в Вятку. У меня даже есть мысль, что оба Понизовых крестных хода были двумя частями одного целого, но пока это всего лишь предположение, подтверждения нет… Кроме описанных главных крестных ходов, во многих приходах Вятского края существовали и «свои» крестные хода, обычно шествовавшие из храмов в местные часовни во дни каких-либо празднеств, но подробнее об этом в следующей главе.


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 12:08 | Сообщение # 5
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
3. ЧАСОВНИ УРЖУМСКОГО УЕЗДА.

Если быть точным, к 1917 году на той территории Уржумского уезда, которая ныне входит в состав Уржумского и Лебяжского районов, вместе с приходами сел Кичмы и Кукнурского, насчитывалась 42 часовни – уникальных культовых сооружений старины. Больше всего их стояло на территории Уржумского района, где много старинных сел, и в меньшей степени – на территории Лебяжского района, где большинство храмов было сооружено во второй половине XIX – начале ХХ в.в. Там сразу по нескольку часовен стояло в приходах таких старинных сел как Лебяжье, Лаж, Кичма.15
Что такое православная часовня? Это небольшая культовая постройка чаще из дерева, реже каменная, на каменном фундаменте или без, с окнами и куполом, увенчанном шпилем с крестом, обычно стоявшая в городе, деревне или на погосте. Всего на указанной территории стояло 7 каменных часовен, остальные же 34 были деревянными. Перечислю населенные пункты, в которых стояли подобные сооружения: г. Уржум, с. Шурма, Шумская мельница, Буйский завод, с. Лебяжье, с. Байса.
Ставились часовни либо на месте каких-либо чудотворений, в честь памятного события или Православного праздника. Например, часовня при д. Немдинской Кичминского прихода была сооружена в честь иконы святого Архистратига Михаила, чудесно явившейся пред сей деревней.
Помимо чудотворений, часовни ставились глубоко набожным крестьянством по самым разным случаям. Например, часовенка при д. Буйлиной Кичминского прихода появилась по обету крестьян, давших его при избавлении деревни от пожара, а в с. Байса и д. Изиморка часовни появились при крещениях черемис, и впоследствии часовня с. Байса была перестроена в церковь, а когда там был построен каменный храм, в память прежней деревянной церкви соорудили также часовенку. Однако, что удивительно, большинство часовен строилось… из любви народа к царским величествам! Что бы ни говорила в поздние времена советская пропаганда, простой народ всегда любил и почитал своего царя-батюшку и сооружал в честь его часовни. Не потому ли в советское время эти сооружения, воплотившаяся в дереве и камне любовь народа к царю, что шло вразрез с советской агитацией, представители последней крушили с такой яростью? Например, в Вятской губернии было построено множество часовен после чудесного избавления Их Царских Величеств от гибели в 1867 и 1888 годах, в память этих событий. В Уржумском уезде были построены часовенки при д. Безводная, Малой Коныге (Кичминского прихода), с. Цепочкино и д. Блиновой (Окуневского прихода).
В 1902 г. Государь наш император Николай Александрович исцелился от тяжелой болезни, но, принимая поздравления от родных и царедворцев в парадных залах своего дворца, он, конечно, и подумать не мог, что где-то в далекой Вятской глуши, в чащобе леса, у какого-то крохотного починка местный мужик – крестьянин срубит в честь этого события часовню. Спрашивается, откуда он мог узнать об этом событии? Скорее всего, исправно посещая церковь, он узнал об этом на проповеди от местного священника и, воодушевленный сим дивным известием, решил соорудить часовню. Починок тот назывался Захаров Лажского прихода, а вот имени того замечательного мужичка история до нас, увы, не донесла.
В 1906 году Россия праздновала рождение наследника цесаревича Алексея. В селах и городах в память этого радостного события звонари не жалели колокола, ну а в лесах снова застучали крестьянские топоры. Так в тот памятный год Уржумский уезд пополнился новыми часовенками в д. Голбуевой и Чукше Кичминского прихода.
Большинство часовен, однако, были такими древними, что память человеческая просто не сохранила, когда и в честь каких событий они были построены. Некоторые, возможно, были даже ровесниками прихода русских на эти земли. Сменились поколения, деревянные часовенки перестраивались и, конечно, никто уже не мог помнить, кто их построил, когда и зачем. Пожалуй, одной из самых древних являлась часовня при с. Рождественском. Каким-то чудом память человеческая сохранила в себе дату ее постройки – 1440 год. Еще Уржума тогда не было, а она уже стояла на Уржумской земле. Известны и некоторые другие даты: при д. Костыли – 1793 год, при д. Ишалевой – 1832 год, о построении же часовен города Уржума в документе за 1915 год определение туманное – «больше 200 лет». В противоположность этим часовням, самые «новые» были сооружены в 1910 г. при д. Конаковой прихода с. Кукнурского и при д. Шои 1913 г. (Кичминского прихода).
Я уже писал о том, что приходские храмы не имели права сооружать часовни; право на это имели лишь монастыри. В исключительных случаях часовни при приходских церквях могли строиться только в пределах церковных оград. В нашей местности такие «приписные» часовни находились при церквях сел Байса и Лаж (здесь имелось две башни – часовни по углам каменной ограды.16 Наверное, такие часовни имелись и при множестве остальных церквей, но документации о них не производилось, так же как и не производилось ее по кладбищенским часовням. Пример последнему – часовни с. Лебяжья (она была, хотя и не упоминается в документах) и с. Вотского. В «описи передачи имущества…» церкви с. Вотского за 1928 г. читаем: «часовня усыпальная в церковной ограде тесовая».17 По-видимому эти часовни входили в храмовые комплексы приходских церквей и заводить о них «ведомости», то бишь изводить дефицитную бумагу, не считалось полезным и нужным.
Тогда кто же был собственником этой армии часовен, если приходские храмы не имели права их строить? И тут нашу пытливую мысль надо обратить на 300 лет назад, в XVII век. В далеком 1624 году в с. Цепочкино возникает Спасо-Преображенский монастырь, который сразу становится не только политическим, экономическим и культурным центром уезда, но и главным центром по христианизации язычников и главным духовным центром. С помощью этого монастыря идет активное расселение русского населения по территории уезда, которое вокруг себя он концентрировал, основывается множество населенных пунктов, храмы и часовни. На территории Лебяжского района самые первые русскоязычные поселения возникают как раз в это время; этим же временем датируется и основания первых храмов, в Лебяжье и Лажу, вокруг которых позднее появляются часовни. Все вновь возникающие храмы, приходы, а следовательно и часовни, находились в духовном подчинении у Цепочкинского монастыря. Так, в 1681 г. в ведомости монастыря «… у Уржумского заказчика – игумена Спасо-Цепочкого монастыря Софрония было в ведении 16 церквей».18 Вот, кажется, и нашелся ответ, кому принадлежали часовни Уржумского уезда. После того же как 140 лет спустя монастырь ликвидировался, они могли перейти в собственность приходских церквей, в том числе и вновь возводимые как «ничейные».
Самые первые часовни возводились в нашем крае как раз в XVII веке, причем они имели алтарь, хотя храмами не считались. В 1701 году в деревне Красная Изголовь (позднее ставшей с. Красноярским) по просьбе прихожан строится деревянная часовня для чтимой местной иконы, а спустя 18 лет в основанном селе Рождественском строится деревянная холодная церковь, во имя Рождества Христова, а в 1749 – вторая, теплая деревянная церковь, но часовня не была упразднена и просуществовала более 70 лет. Она «пригодилась», когда 24 января 1775 г. в селе сгорело оба храма.
Кое-какие церковные вещи удалось, слава Богу, спасти, и их сложили в алтарном месте часовни, уже приходящей в ветхость. В марте 1775 г. прихожанам с. Рождественского была дана храмозданная грамота на построение новой деревянной церкви, а во время ее строительства разрешено требы совершать в часовне сего села, а священнослужение проводить в храме с. Лебяжья.
В том же 1775 году по просьбе прихожан, указом Консистории разрешается ветхую часовню ту поправить и превратить ее во временную церковь, а вместо деревянной церкви построить каменную. 11 января 1776 г. церковь – часовня была освящена, но прослужила не долго – 23 июня 1783 г. был освящен первый придел нового каменного храма.19 Примерно такую же историю – от часовни до храма – прошла и часовня в с. Байсы, возведенная в 1760 году. Деревянная церковь вознеслась куполами к небесам в Байсе в 1838 году. А в Рождественском – Красноярском в приходе в последующие годы часовен не ставилось, хотя по некоторым данным две часовни стояло на углах церковной ограды, приспособленные под мертвецкую и школу.20

В древние же времена в приходе означенного села находилась еще одна часовня, находившаяся за рекой Вяткой, к которой дважды в год шествовал крестный ход (очевидно, переправлялись на лодках). Вот что о ней сообщала «Ведомость» за 1831 год:
«имеется деревянная часовня, состоящая Нолинской округи под починком Перелазом над речкой Лудяной на правом берегу близ мельницы Шварихи, выстроенная вместо ветхой. Вновь в сем 1831 году по указу Консистории от 20 октября 1830 года за № 684 во имя Нерукотворного Спасителева образа, называемого «Шумного», которому отправляются празднества каждогодно с крестным из села ходом при собрании народа дважды, а именно 16 августа и на десятой неделе после святой Пасхи в четверток.
Кумпол одной покрыт деревом, а фонарик на ней железом листовым, крест же вызолочен, кумпол выкрашен красною, а фонарик зеленою краской. Иконостас в ней поставлен из прежнего разрушенного теплого храма…»21
Впоследствии, при построении церкви в с. Шварихе, часовня перешла в ее приход, но этот отрывочек интересен тем, что он повествует об одной из древних часовен нашего края.
В тех местностях, где стояли часовни, существовали свои местные празднества в честь событий из Священной истории, которым они были посвящены, от одного или до нескольких раз в год, иногда с крестохождениями. Интересно, что если одни часовни имели лишь местное значение и собирали на празднество незначительное число верующих, то слава других распространялась на весь уезд и даже за его пределы, и на празднество, становившееся настоящим торжеством, приезжало, зачастую из дальних мест, огромное множество православных.
В следующей главе я хотел бы рассказать обо всех известных часовнях Уржумского уезда, с дополнительным материалом, который мне удалось найти.

4. ЧАСОВНИ УРЖУМСКОГО УЕЗДА:
ОТ АРХАНГЕЛЬСКОГО ДО ШУРМЫ.

с. Байса. Из архивной справки: «Часовня при с. Байса на кладбище деревянная, время постройки неизвестно. В июне 1889 г. перестроена. Внутри находится ветхий образ Василия Великого, в вышину 1 сажень, в ширину и длину 2 сажени. Празднество и собрание прихожан бывает в Троицкую субботу для поминовения усопших в небольшом количестве» (1915 г.).
Еще в те времена, когда местные черемисы состояли прихожанами церкви с. Буйско-Архангельского, они 16 февраля 1760 г. просили словесно приезжавшего к ним миссионера Свияжского архимандрита Евмения о позволении построить им часовню, в которой они могли бы хранить усопших до погребения, поскольку «они в осеннее и весеннее время за заболоченностью лесной дороги и за дальностью расстояния от прихода своей церкви затрудняются перевозить оных». В том же году указом им было позволено разбить кладбище и на нем поставить деревянный крест и клеть для хранения усопших. Когда клеть эта была перестроена в часовню, неизвестно.
В 1848 г. отмечалось: «до существования в Байсе церкви, празднество в часовне отправлялось в первый день генваря в память Святителя Василия Великого. По построению же оной празднества и собрания при ней никакого не бывает и ныне она служит для помещения тел мертвых до погребения». Часовня несколько раз перестраивалась. В 1848 г. указывалось, что в вышину она имела 4 аршина, в ширину и длину 4 кв. аршина, внутри имелись 2 иконы – ветхий образ св. Василия Великого и Николая Чудотворца.23
Разрушена в советские годы.
Еще одна часовня, выложенная из кирпича, стояла с 1890 г. в ограде церкви, на месте старой деревянной церкви. В советское время разобрана.


.

д. Блиново: Лебяжской волости, в приходе с. Окунево, в 4 верстах от села, деревянная, построенная в 1890 г. в память чудесного спасения жизней Их Императорских Величеств. Снаружи карниз был украшен резьбой, а внутри имелась купель и около передней стены внутри был устроен чан, в который через посредство желоба и прилегающей горы поступала ключевая вода. В длину имела 9, в ширину 7 аршин, а высота купола достигала 7 аршин. Празднества проводились с приходом крестного хода из церкви 17 октября в честь св. пророка Илии, 8 августа в честь одного из апостолов.
В августе 1925 г. предвик Лебяжской волости сообщал в адмотдел Вятского губисполкома об этой часовне следующие факты: «… часовня при д. Кирпики здешней волости состоит из сколоченных досок. По состоянию очень ветхая. Имущество в ней, за исключением нескольких старинных икон, не имеется. Означенная часовня ранее находилась в пользовании Окуневской религиозной группы; в настоящее время последняя за ветхостью часовни принять в свое пользование таковую отказалась».24

д. Большие Шоры: из архивной справки за 1915 г.: «Здание деревянное в приличном состоянии, прочное. Построено неизвестно когда. В длину 7, а в ширину 6 саженей. Кроме нескольких икон, украшений нет. Праздник – 16 августа, в день празднования Нерукотворного образа Господня». Находилась в приходе церкви с. Лебяжья.
А вот что рассказал об этой часовне старейший житель деревни А. А. Редькин: «Часовенка стояла на крутом обрыве на берегу Вятки, метрах в 300 от ободвориц, и напоминала обычную крестьянскую избу обшитую досками. Ее выдавал только купол с крестом. Одно окно со ставнями было обращено к обрыву, другое к деревне. Тамбур был обшит досками, внутри часовня тесана. Никакой мебели там не было. На стеллажах иконы стояли».
Открывалась раз в год, в праздник Спаса. Батюшке приносили подань: ржи в котомке, которую обязательно ставили открытой, баранью грудинку или стряпню. Тут же освящали яблоки и продавали. В советское время была разобрана и перевезена сначала на конный двор, а затем – на водогрейку.25

д. Бусоргино: из архивной справки: «Часовня при починке Бусоргино Лебяжского прихода, зданием деревянная. В длину и ширину три аршина. Построена неизвестно когда. Кроме нескольких икон, украшений нет. Праздник – 11 июля, в день св. Варфоломея». По воспоминаниям старожилов часовенка стояла на берегу речки.

д. Быкотепов: в приходе церкви с. Кичмы, построена в 1877 г. в память спасения Государя императора от гибели. Деревянная, в длину и ширину до 8 аршин, прочна, украшений кроме икон не имелось. Была освящена в честь иконы равноапостольских царей Константина и Елены и в честь иконы Покрова Божией Матери, празднества устраивались 21 мая и 1 октября.

с. Вотское: находилась в ограде церкви, усыпальная, тесовая. По свидетельству местных стояла в селе еще долго после закрытия церкви.

д. Голбуева: в приходе церкви с. Кичмы, построена в 1906 г. в память рождения царевича Алексия усердием местных крестьян с разрешения епархиального начальства, освящена в честь Спасителя и в честь иконы св. Алексия. Деревянная, прочная, в длину и ширину до 9 аршин. Украшение составляло несколько икон. Празднества 1 августа и 5 октября.

д. Дубровино: в приходе церкви с. Лебяжья, из архивной справки: «Здание деревянное, в приличном состоянии, прочное, построено неизвестно когда. В длину, в ширину 6 саженей. Кроме нескольких икон, украшений нет. Праздник – 22 октября, в день празднования иконы Казанской Богородицы». Часовня стояла за ободворицами деревни, была небольшой по размерам, обшитой досками, с крестом на куполе, несколькими окнами и дверью с «крыльчиком».
Перед войной, когда в деревне построили скотный и конюшенный дворы, в часовне разместили конюховку – варили пойло для скота. Затем разобрали.

д. Захарово: в приходе церкви с. Лаж, построена в 1902 г. на средства местного жителя в память исцеления Государя императора от болезни, освящена во имя святого Николая Чудотворца и преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев. Деревянная, покрытая железом, восьмиугольная, в ширину и длину по 3 ½ сажени, в вышину 4 ½ сажени. Празднества 6 декабря и 27 сентября, но собрание народа бывало незначительным.

д. Изиморка: в приходе церкви с. Байса, время построения неизвестно. По местному преданию построена при самом начале восприятия черемисами Православной веры. При ней несколько лет существовало кладбище, упраздненное к 1840-м годам. В 1840 г. истреблена пожаром, в 1841 г. построена вновь с соблюдением прежних пропорций. Деревянная, в ширину и длину 4/2 кв. аршина, в вышину 3 аршина. Украшение составляли образ Божией Матери, образ чудотворцев Козьмы и Дамиана. Празднество 14 июля, в день этих святых. В этот день проводился базар, на который съезжался люд со всех окрестных деревень. В 1960-е годы разобрана на дрова для местного медпункта.27

д. Кокши: в приходе церкви с. Лаж, время основания неизвестно. В 1879 г. с разрешения Епархиального начальства перенесена на конец д. Кокши. В 1890 г. на средства крестьян Андрея Окулова и Михаила Быкова внутри оштукатурена, в 1914 г. перестроена. Освящена во имя великомученика Георгия Победоносца. Деревянная, обшитая тесом, покрыта железом, внутри оштукатурена, обнесена деревянной решеткой. Восьмиугольная, в длину 4 сажени, в ширину 2 ½ сажени, в вышину 9 аршин. В 1914 г. отмечалось, что ветха. Празднества свершались 23 апреля и 26 ноября; первое собрание народа было довольно многолюдным, а второе незначительным. В реке Кокшинке купали коней и их освящал священник.28

д. Костыли: в приходе церкви с Кукнурского, основана в 1793 г., стояла в поле. Деревянная с 5 иконами. Празднества по 9 неделе по святой Пасхе и в честь Великомученицы Параскевы.

д. Красный Яр: в приходе церкви с. Кукнурского, построена в 1904 г., деревянная, внутри имелось 14 икон и 2 висячие лампады. Празднества 8 ноября в честь Архистратига Михаила и 21 мая в честь равноапостольных царей Константина и Елены.

с. Лаж: время построения неизвестно, в XIX ст. находилась в упадке, восстановлена в 1885 г., освящена в честь святой великомученицы Параскевы, стояла в начале села, на дороге из Уржума на Яранск. Деревянная, круглая, пятиугольная, в ширину и длину по 2 сажени, в вышину 3 ½ аршина. Празднество было в 9-й пяток по Пасхе, по другим данным проводились службы в Троицу и Филиппов день. В советское время в ней располагался магазин, затем хозяйственный склад. Здание сохранилось и находится на территории ремпредприятия на улице Зеленой с. Лаж.

с. Лебяжье: по воспоминаниям лебяжан находилась на местном кладбище, хотя в документах не упоминается. Стояла часовня, сложенная из красного кирпича, в самом центре старого кладбища, ближе к дороге. Была она небольшая – три на три метра, без окон, вход с приступками был обращен к селу. Венчал часовню шпиль с крестом. Внутри находилось несколько икон. Служба проводилась в поминальные дни, прихожане оставляли подань священнику. В тридцатые годы была разобрана.

д. Малая Коныга: В приходе церкви с. Кичмы, построена усердием крестьян в память спасения Государя Александра Николаевича от руки убийцы 25 мая 1867 г. с разрешения Епархиального начальства, освящена в честь обретения Главы Иоанна Крестителя и в честь иконы св. пророка Божия Илии. Деревянная, прочна, в длину и ширину до 8 аршин. Празднества 25 мая и 20 июля.

д. Немдинская: в приходе церкви с. Кичмы, построена в середине XVIII ст. по благословению Вятского Владыки Луки, после чего здесь образовался приход, в честь иконы св. Архангела Михаила, по народному преданию явившейся пред сей деревней. Деревянная, в длину и ширину до 8 аршин, снаружи обшита тесом и окрашена, крыша железная, шпиль и крест обложены белой жестью и вызолочены. Ежегодно в ближайший к 1 мая субботний день был из храма Кичмы крестный ход в сию часовню с совершением молебна с водосвятием и чтением акафиста.

д. Редькино: из архивной справки: «часовня при д. Малое Редькино, зданием деревянном на каменном фундаменте, 1874 года постройки. Осьмигранная на 5 саженей во все стороны. Украшений, кроме нескольких икон, в часовне нет. Праздники – 10 октября в день Покрова, в пяток 9-й недели по святой Пасхе в честь Великомученицы Параскевы, 18 августа, в день святых мучеников Флора и Лавра».
По воспоминаниям старожилов часовня, находившаяся в приходе церкви с. Лебяжье, стояла на самом конце деревенской улицы. Это было большое рубленое по кругу здание с деревянным куполом, который венчал железный крест. Несколько небольших окон закрывались ставнями. В самом здании из убранства было лишь несколько икон и подсвечников. В часовне служили молебны в Троицу и перед выгоном скота, который освящали. Из Лебяжья приезжал священник, который по просьбам верующих проводил службы и на дому.
При советской власти в здании часовни был открыт маслозавод, затем в нем расположился склад, проводились вечерки. Позднее была разобрана на строительство крахмального завода. Ныне на ее фундаменте стоит жилой дом.

д. Толстик: в приходе церкви с. Атары. Время построения неизвестно. По местной легенде по Вятке плыл крест и пристал к берегу, рыбаки оттащили его от берега, пустив по реке, но он снова пристал к берегу. Тогда решено было поставить здесь часовню. Здание было деревянное, большое. В празднество собиралось огромное множество верующих, устраивалась ярмарка, на которую приезжали купцы из Котельнича. В советское время в здании был клуб. По некоторым данным оно сохранилось, хотя деревни не существует.

чудотворцев, в честь которых была устроена часовня, в октябре. Собрание верующих было значительным.

д. Часовня: в приходе церкви с. Лаж. Время основания неизвестно, перестраивалась в 1817 и 1870 г.г., а в 1889 г. перенесена на средства местного населения на ключ, что в полутора километрах от села Лаж, освящена во имя Святителя Филиппа, митрополита Московского. Деревянная, обшита тесом и покрыта железом, огорожена вокруг деревянной решеткой. Четырехугольная, длиной и шириной по 8 аршин. В 1914 г. отмечалось, что ветха. Празднество свершалось раз в год 3 мая, но собрание народа бывало небольшим. Из ключа у часовни брали воду на все церковные нужды.

д. Чукша Верхняя: в приходе церкви с. Кичмы, построена в 1906 г. тщанием прихожан в честь рождения наследника царевича Алексея и освящена в честь иконы Вознесения Господня и в честь иконы Архангела Михаила. Деревянная, в длину и ширину по 9 аршин. Празднества в день Вознесения Господня и 8 ноября.

д. Шои: в приходе церкви с. Кичмы, построена в 1913 г. местными жителями по их именному приговору и указу из Вятской Консистории, освящена в честь иконы Неопалимая Купина. Деревянная, в длину и ширину до 8 аршин. Празднества 4 сентября и в честь вышеназванной иконы.

При Шумской мельнице: в приходе церкви с. Рождественского, у д. Сарды, построена в 1884 г. по указу Вятской Духовной Консистории от 13 октября 1882 г. за № 7983. По местной легенде по р. Бую плыла икона, ее достали двое нищих, после чего и была построена часовня. Часовня стояла на реке, каменная, квадратная, с усеченными углами в диаметре 5 саженей, с деревянной главою, покрыта железом, снаружи выбелена и внутри оштукатурена. Внутри находился резной вызолоченный иконостас с 10 иконами.
Празднество 7, 8 и 9 мая в честь иконы Чудотворца Николая, которая, очевидно, и приплыла по реке, но хранилась в храме с. Рождественского, кроме этих чисел. К этим числам собирались на поклонение перед этой иконой богомольцы из Уржумского, Яранского и Малмыжского уездов.
А вот что рассказала об этой часовне уроженка тех мест: «на берегу Буя на возвышенном месте стояла часовня. Там каждый год в Николин день праздновалась Шумиха. Торговцы, главным образом из мари, окружали часовню своими товарами. Праздник был очень торжественным, площадь очень красивой. Вокруг деревья росли, а берега заросли ивняком. Вода здесь была целебная, которая исцеляла от болезней. Сюда привозили детей и больных, оставляли в дар деньги, шерсть, еду».
Разрушена в начале 1930-х годов.30

Источники и уточнения.

1. Упоминание об этом есть в статье А. Минина «Белорецкая ярмарка», газета «Знамя Октября» № 66, 2 июня 2001 г. Но в ней он ошибается, утверждая, что крестный ход стоял в Уржуме 7 дней, в действительности же – только три дня.

2. Здесь и далее все данные автор почерпнул из ежегодных расписаний крестохождений в «Вятских епархиальных ведомостях».

3. «Столетие Вятской губернии», 1880 г., с. 185.

4. А. Минин «Белорецкая ярмарка», газета «Знамя Октября», № 66, 2 июня 2001 г.

5. «Вятские епархиальные ведомости», № 30 1909 г., с. 644-645. Вятка, 1909 г.

6. «Вятские епархиальные ведомости», № 30 1910 г., с. 417. Вятка, 1910 г.

7. «Вятские епархиальные ведомости», № 32 за 1912 г. с. 583. Вятка, 1912 г.

8. Объединенный автором рассказ Р. Е. Холкиной, 1910 г.р. в записях Г. Агафонцевой и А. И. Чиликовой. Один из вариантов публиковался в газете «Знамя Октября» 27 апреля 1991 г.
К этому рассказу хотелось бы присовокупить еще отрывочек из мемуаров уроженца д. Мари-Байса Ветошкинского сельсовета Лебяжского района К. С. Минина (Уржумский краеведческий музей): «Раз по одно воскресенье из Вичура несли иконы (крестный ход). Впереди всей толпы шел Игнашка и нес в руках хоругви. Мы с Романом открыли окно и смотрели на быстро идущую толпу, а Игнашка, поравнявшись с нами, нахмурил брови, глаза округлил и угрожающе качнул иконой на Романа и прошипел: «Так вот и ткну тебе в зубы-то!»

9. ГАКО ф. Р-2477 оп 1 д 199 л 9.

10-11. Эти сведения взяты из книги «Черное воинство». Г. Прошин. М., 1985

12. «Вятские епархиальные ведомости», № 15 за 1904 г., с. 393-394. Вятка, 1904 г.

13. «Вятские епархиальные ведомости», № 31 за 1910 г., с. 423-425. Вятка, 1910 г.

14. «Вятские епархиальные ведомости», № 13 за 1909 г., с. 283. Вятка, 1909 г.

15. Здесь и далее использованы данные из «Ведомостей о часовнях» Уржумского уезда, ГАКО ф. 237 оп. 70 д. 1535 (1915 год).

16. Анна Мошкина «Своя судьба, своя история…» Газета «Знамя Октября» № 100 за 19 августа 2004 г.

17. ГАКО ф. Р-2478 оп. 1 д. 2 лл 13-14.

18. Рукопись «Очерки истории Уржумского уезда» В. А. Ветлужских, с. 73-89. г. Уржум, 1998 г.

19. ГАКО ф. 237 оп. 82 д. 1242.

20. «Клировая ведомость» о церкви с. Красноярского, ГАКО ф. 237 оп. 70 д. 1519.

21. ГАКО ф. 237 оп 70. д 1370, л 169.

22. Краеведческий альманах «Уржумская старина» № 4, с. 47. Уржум, 1991 г.

23. ГАКО ф. 237 оп. 70, д. 1468, лл 187-188.

24. ГАКО ф. Р-2477, оп 1, д. 184, л 44.

25. Здесь и далее сведения о часовнях Лебяжского прихода: Д. Казаков «Часовни», газета «Знамя Октября», 27 апреля 2004 г.

26. Уржумский архив ф. 1, оп 1, д 58, протоколы Уржумского райкома. Протокол № 15 за 17 марта 1937 г.

27. ГАКО ф. 237, оп 70, д 1468, лл 187-188.

28. Здесь и далее сведения о часовнях Лажского прихода: В. Сюксин «Лажские часовни», газета «Знамя Октября» 25 мая 2004 г.

29. Краеведческий альманах «Уржумская старина» № 1, с. 28-29. Уржум, 1991 г.

30. Краеведческий альманах «Уржумская старина» № 1, с. 28-29. Уржум, 1991 г.

16 октября 2004 г.
пгт Лебяжье.


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 12:12 | Сообщение # 6
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Человек на колокольне.
Примерно в 90-х годах XIX столетия в Николаевской церкви села Лебяжья появился человек новой должности – звонарь., взявший одну из обязанностей упраздненной должности пономаря. Членом клира он не являлся, так как не упоминается даже в « Ведомостях» о служителях церкви; скорее звонарь считался подсобным служкой, так же как дворник или сторож. Звали его Егор Гаврилович Хохлов, уроженец Ветошкинской стороны (1), правда при встрече его уважительно величали Георгий Гаврилович. А уважать его было за что.
В короткий срок он смог снискать к себе огромное уважение у причта церкви, у лебяжан, у соседних приходов (но там скорее зависть) за редкое по красоте искусство звонить в колокола. Так как звонил он, во всем благочинии не было ему равных (хотя были замечательные звонари и в других приходах – к примеру, в Байсинском про Федора Борисова говорили, что когда он звонил «будто песню выводил»). Благодаря ему каждый день Лебяжская церковь издавала неповторимый по красоте звучания звон, и надо было слышать какой чудной мелодией плыл этот малиновый звон в утренние и вечерние часы над Вяткой, и в унисон ему созвучали колокола Красноярской и Меляндинской церквей. Кроме того, на колокольне Николаевской церкви отбивались полуденные часы.
По воспоминаниям детей Егора Гавриловича, колокола были его слабостью, звонить он очень любил. Церковь была для него вторым домом, в ней он проводил много времени. Кроме звонарства, Егор Гаврилович работа при церкви сторожем и истопником: печь находились в подвальном помещении храма, от нее шли трубы вдоль церковных стен и пола второго этажа, обогревавшие храм в холодное время. Также Егор Гаврилович занимался освещением церкви в темные утренние часы осенних и зимних месяцев.
Старейший житель Лебяжья П. В. Прилуков вспоминает: « В церкви была большая люстра. Около сотни свечей в ней было. Зажигали их с лесенки. Специальный человек был – старичок-звонарь. Тушил свечи он трубкой длинной…». Выполнял свои обязанности Егор Гаврилович очень добросовестно и получал небольшое жалованье. Его дочь Раиса Егоровна вспоминает: «Помню у нас дома останавливались татарчата, которые приезжали на праздники в село, продавали разный мелкий товар: пуговицы, ленты. Бывало придут они ночевать, да как начнут плясать на крыльце, целый круг вытопчут, да еще приговаривают: «Ах, дядя Егор, хорошо звонишь, больно хорошо!»
Ежегодно большим событием для сельского звонаря были приход Понизового крестного хода, который встречали колокольным звоном, и большие церковные праздники. В Пасху разрешалось звонить в колокола всем желающим или просто подниматься на колокольню полюбоваться на вид сверху с огромной высоты (в обычное время на входе в колокольню висел большой замок), и зрелище открывалось впечатляющее… Особенно этим пользовались лебяжские ребятишки. Такая традиция существовала и при некоторых других церквях, например в с. Архангельском Уржумского уезда. Перед самым закрытием храма Егор Гаврилович, будучи уже в годах, как-то взял на колокольню своего внучка Васю и дал ему подергать веревочку. Колокол, робко задетый детской рукой, издал протяжный мелодичный звук.
По воспоминаниям внука Егора Гавриловича - Василия Сергеевича Хохлова – колоколов на Лебяжской колокольне было 2 яруса, все разных размеров, причем весом они висели вперемешку – маленькие с большими. Когда в них звонили, большой колокол издавал длинный протяжный звук, маленькие короткий звонкий. Для каждого события предназначался свой особый звук, например: при похоронах звучала монотонная мелодия. Набатом звенели колокола при похоронах священников и при пожаре. Большой колокол звонил только по воскресным и праздничным дням. По воспоминаниям П.В.Прилукова весил он 104 пуда. Немного же - его собрат в Байсе весил 256 пудов, а его «язык» 10 пудов (3). Колокол поменьше звучал только по субботам и при похоронах. А тот колокол, которым отбивали часы (и назывался он часовым) звучал перед каждой службой. Всего при церкви было 12 колоколов.
Егор Гаврилович проработал при Лебяжской церкви больше 40 лет, ежедневно поднимаясь на высоченную колокольню, он радовал село и окрестные деревни мелодичными колокольными переливами. «Отец все жаловался, что у него ноги очень болят, но когда он поднимался звонить, то ноги у него не болели»- рассказывает Раиса Егоровна. Церковная колокольня являлась неотъемлемой частью жизни села, потому и служитель ее пользовался огромным уважением в народе.
В жизни Егор Гаврилович был очень приветливый и шутливый человек, небольшого роста. А.А.Редькин рассказывал: «Шутливый он был человек, отчаянный мужчина. Идешь, бывало, в школу, он при встрече то варежку сдернет, то шапку. Потом отдаст». Не злоупотреблял Егор Гаврилович и вином, никто и никогда не видел его пьяным. Дом его стоял среди других крестьянских изб на нынешней Советской улице и утопал в яблоневом саду, который рачительно разбил сам хозяин.
У Георгия Гавриловича было большое семейство. Он был женат два раза и имел от двух браков 6 детей. Вторая его супруга Анастасия Семеновна пережила своего мужа и отошла ко Господу в преклонных годах. Вот что вспоминает о жизни семьи своего деда В.С.Хохлов: « Это был мой дед. Небольшого роста, коренастый. Борода была окладистая, русая, сам седой. Годов больше 70 ему было, наверное. Хороший он был. Сад у него был хороший. Как приду, обязательно угостит яблочком. Покладистый был мужчина очень. В доме обстановка была по - крестьянски: лавки, стол. Лавки от одной стены к другой. Икон было порядочно. Тогда люди очень верующие были. Две жены у него было. Первая жена умерла. От нее остались дети: Раиса и Федор (уехал в Читу). Вторая была Анастасия Семеновна, ростом чуть поменьше его, худощавая - умерла она уже в больших годах, лет 93 ей было. От нее дети: Сергей (мой отец), Прокопий, Павел, Иван. Жили средне, завидовать было нечему. Когда мой отец отделился, то купил дом пятистенный. Как рассчитывались, не знаю. В задней половине пивную содержали, от какого-то предприятия, не частную».
По разному сложились судьбы детей Егора Гавриловича. Например, Прокопий Егорович, 1893 года рождения, работал механиком в Заготзерно. 24 марта 1938 года он был осужден Кировским облсудом по статье 58 на 5лет лишения свободы с поражением в правах на 3 года. «… На пункте Заготзерно орудовал троцкист Хохлов, нанося пункту огромный ущерб» - писал в заметке «20 лет на страже пролетарской революции» 21 декабря 1937 года в газете «Вперед» некто Белоголовцев.
Брат Прокопия – Иван Егорович, 1920 года рождения, воевал с немецко-фашистскими полчищами в составе 374 стрелковой дивизии, дослужился до лейтенанта и погиб в бою, пав смертью храбрых в Новгородской области 3 февраля 1942 года. (4)
Вскоре после этого не стало и отца. Сказались и переживания, связанные с поруганной церковью, которой он посвятил всю свою жизнь: закрытие ее, варварское сбрасывание колоколов, разрушение колокольни, деревянные стойки которой сначала подожгли, и, наконец, ужасный взрыв храма, потрясший все село – как в прямом, так и в переносном смысле. Могло ли даже в голову прийти старому звонарю, поднимавшемуся в один из дореволюционных дней насвою дорогую звонницу, где отдыхала его душа и радовалось сердце, что наступит такое ужасное время, когда отсюда будут сброшены колокола, а объятая пламенем колокольня рухнет наземь, и никто, никто не сможет встать на защиту красавца-храма…
В августе 1943 года, когда от некогда великолепнейшей церкви остались лишь уродливые развалины первого этажа, в возрасте 76 лет седой звонарь тихо отошел ко Господу. Где-то бушевала война, а саду за окном наливались соком новые яблочки…

Источники и уточнения.
1. Такое предположение высказал Василий Сергеевич Хохлов, внук звонаря. Судя по фамилии, его дед приехал в Лебяжье из д. Хохлы Ветошкинского прихода.
2. Из рассказа Р.Е.Холкиной в записи Г.Агафонцевой, публиковавшегося в газете «Знамя Октября» 18 апреля 1991 года. Пгт.Лебяжье, 1991г.
3. В.Сорокин «И вновь засиял крест». «Знамя Октября» 18 апреля 1995 года. Пгт.Лебяжье, 1995
4. « Книга Памяти ». Т.6., с.140. Киров,1994.

Христовы невестушки

В большой крестьянской семье взрослая девушка, не вышедшая вовремя замуж, была «лишний рот», и потому дорога в монастырь была для нее одной из самых вероятных, а часто и желаемой. Не случайно засидевшуюся девушку – «вековуху», так же как и инокиню, называли одинаково – «христовой невестой»: вспомним фразу, часто упоминаемую в «житиях святых», - «жених мой – Христос» как говорили девы, давшие обет целомудренности.
И для «вековух» (еще их называли в нашем крае «старыми девушками») монастырь был часто единственной возможностью к существованию. Войны второй половины XIX в, Русско-Японская и особенно Империалистическая разорили и осиротили великое множество крестьянских семейств, и для многих монастыри оказались единственным прибежищем от нищеты и голода, и не случайно, в начале ХХ века, в годы Русско-Японской и Империалистической войн, в России наблюдается удивительно резкий рост числа женских обителей.
Появилась одна из таких спасительных обителей и в Уржумском уезде, в деревне Куженер Сернурского благочиния. Возникла она как раз во время неудачной для России войны с Японией. С самого возникновения Куженерской Николаевской общины и до начала смутного времени управляла им матушка Людмила, имевшая такую высокую награду как наперсный крест. За 1914 год она упоминается как настоятельница Куженерского женского монастяря и игумения. В обители жило всего лишь несколько инокинь и больше десятка послушниц.1 При ней имелась церковь, в которой служил один священник, и церковно-приходская школа для девочек; очень возможно, что в ней обучались и неграмотные послушницы.
Первым священником Куженерской женской общины стал Матвей Васильевич Зверев, выходец из крестьян – черемис Казанской губернии и выпускник Казанской учительской семинарии, который был определен на священническое место в с. Токтайбеляк Уржумского уезда с «откомандированием» для служения в Куженерский монастырь 5 июля 1904 года. Тоутайбеляк и Куженер стали первыми местами духовного служения Матвея Зверева; до этого он проходил учительскую должность в различных начальных училищах Чебоксарского уезда Казанской губернии и Уржумского уезда. 6 августа того же года учитель Зверев был торжественно рукоположен в иерея, а 26 августа 1906 года был перемещен согласно прошению в священники Куженерской общины. Кроме служения в монастырской церкви, о. Матвей был также заведующим и законоучителем Куженерской ЦПШ и других местных училищ. 22 ноября того же 1906 г. священник Зверев перемещается согласно прошению в с. Большой Китяк Малмыжского уезда, но уже 6 декабря вновь возвращается в Куженер, в церкви которого служил до 11 мая 1909 г., когда он был перемещен в соседний приход села Русских Шой.2
Новым священником Куженерской общины стал Димитрий Семенович Макматов, который как и первый священник этой общины по промыслу Божьему тоже происходил из крестьян – черемис, окончил первое отделение Вятских инородческих миссионерских курсов в 1906 г. и проходил учительскую должность в школах грамоты Уржумского уезда. В Куженер молодой священник приехал с матушкой Матреной Даниловной и двумя маленькими девочками Лидией и Ниной. В 1913 г. в семье Макматовых родилась еще одна девочка, которую нарекли во св. крещении Милицей.
Как и отец Зверев, о. Димитрий был заведующим и законоучителем Куженерской ЦПШ, получал содержания 600 рублей в год с процентами с капитала, пожертвованного благодетелями монастырю (очевидно, богатыми Уржумскими купцами) и за требоисправления 200 рублей в год. 30 мая 1910 г. батюшка получил свою первую награду – набедренник, а 30 августа того же года брал отпуск для поездки в Тамбовскую губернию, явился в срок. 25 января 1914 г. священник Макматов покинул Куженерскую обитель, подав прошение на перемещение к церкви с. Люперсольского Яранского уезда, но уже 25 марта вернулся обратно.3 Случилось это за несколько месяцев до начала новой кровопролитной войны, когда в Куженерскую обитель снова усилился новый приток послушниц, потерявших своих мужей на полях сражений Империалистической войны. Здесь, в Куженере, о. Димитрий служил, очевидно, до начала смутного времени, когда Куженерская община прекратила свое существование. Последним местом его служения стала церковь Верхней Шурмы. 29 сентября 1937 года особой тройкой при УНКВД Кировской области по статье 58 п.10 УК РСФСР о. Димитрий быд подвергнут высшей мере наказания и расстрелян 14 ноября 1938 года.
С возникновением Куженерской обители Лебяжским «вековухам» теперь представилась прекрасная возможность послужить Господу, ведь раньше им почти не представлялось возможности уйти в монастырь – другие обители были и без того переполнены, и им приходилось искать уединения в миру. К примеру, мне известно, что такую уединенную жизнь, посвященную только Господу, вело несколько Лебяжских дьяческих и пономарских дочерей. Правда, у вдовых женщин из духовного сословия был в запасе еще один вариант (и они им редко пренебрегали): это устроиться просфирницей при церкви (а в более поздние времена – учительницей или библиотекаршей). От этой должности был, пусть и небольшой, но доход. Давала такую возможность и Лебяжская церковь. В XIX столетии в ее штате состояло две просфирницы, как правило из число вдовых женщин. Просфоры пеклись в особом здании около церкви с причудливыми окнами. Для печения просфир закупалась церковной казне не слишком дорого: в 1905 году, к примеру, вместе с покупкой кагора, деревянного масла и ладана она обошлась ей в 61 рубль в год.4
В XIX столетии на должности просфирниц при Николаевской церкви состояли почему-то женщины, приглашенные из других уездов. Это может говорить о том, что крестьянок к этой должности даже не допускали, а только вдовых женщин из духовного сословия. Возможно, вдовых матушек в Лебяжье в это время просто не было и их приглашали со стороны. В 1860-х годах на этой должности при Лебяжской церкви состояли вдова умершего дьячка с. Ильинского Яранской округи Василия Шерстенникова Матрена Михайловна и вдова дьячка с. Воскресенского Орловской округи Емельяна Стефанова Анна Семеновна.5
Матрена Васильевна пекла просфоры для Лебяжских прихожан и в 70-80-е годы. Анна Семеновна к этому времени отошла ко Господу и, возможно, с почестями была погребена в ограде Николаевской церкви. Ее сменила вдова диакона из с. Ильинского Малмыжского уезда Александра Алексеевна Лотникова. С собой в Лебяжье она привезла четверых своих детей, самому младшему из которых, Михаилу, было несколько лет от роду, когда он лишился отца, а его брат Владимир обучался уже в присутственном классе Нолинского духовного училища на казенном содержании.6
С конца XIX столетия после сокращения штата при церкви осталась вакансия только одной просфирницы, и должность эту заняла наконец-то Лебяжская женщина – Надежда Фомина Крекнева, вдова Лебяжского пономаря. Она получила эту должность 19 апреля 1872 г., после кончины мужа, и получала вместе с небольшим жалованьем просфирницы еще 14 рублей в год от епархиального попечительства. Семья ее, состоявшая из трех детей, владела собственным деревянным домом в Лебяжье.7 Старший сын Гаврила Васильевич служил в Лебяжье в должности письмоводителя и отличался исключительной добропорядочностью. Возможно об этом Лебяжском письмоводителе, который осмелился перед земским начальником защищать крестьянина, упоминал в своей заметке по истории Лебяжья М. Сазанов в 1940 г.
Сестры Мария и Агриппина Крекневы никогда не выходили замуж, и после кончины матери продолжили ее профессию. Точнее сказать, должность просфирницы при Лебяжской церкви перешла в 1902 г. к старшей сестре Марии, которой шел уже 41 год, а младшая Агриппина ей просто помогала. Хотя в метрических книгах она и упоминается как просфирница, но в штате церкви официально состояла только одна просфирница. «Малограмотная, поведения весьма хорошего…» - отмечалось в «послужном списке» Марии Васильевны за 1910 год.8 Обе сестры были глубоко уважаемы набожными лебяжанами и их частенько приглашали в качестве восприемниц на крестины. Они работали при церкви практически до ее закрытия, но старшей сестре не суждено было дожить до этого печального события: Мария Васильевна отошла ко Господу 16 декабря 1927 года, умерев от старости дома.9 Агриппина Васильевна пережила ее и в 1930 году была лишена избирательных прав как «служитель культа».
Старейший житель Лебяжья М. А. Бронников прекрасно помнит последнюю Лебяжскую просфирницу и где она жила. Вот что он рассказывает: «на месте нынешнего дома Лалетиных был маленький домик, в котором жила старушка, просфирница. Она пекла просфоры в церкви. Маленькая, невысокого роста, она умерла еще до войны. Дом был оштукатурен». Любопытное упоминание о Лебяжской просфирнице автор этих строк нашел в рукописи воспоминаний о своей жизни жительницы с. Лаж А. И. Печенкиной, которая познакомилась с этой женщиной во время учебы в Лебяжье. Она писала: «В 1930 году в январе мать померла, водиться некому, а с работы меня не снимают. Надо ясли. Руководить некому. В апреле открылись курсы на воспитателей. Меня послали учиться, уехала с ребенком. Жили у просвирни одной, взялась водить ему. Ему было 8 месяцев. Он возле лавки ходил…».10
После кончины Марии Васильевны просфирницей стала простая крестьянская женщина, тоже «Христова невеста», Ирина Власьевна Патрушева. Она стала последней лебяжской просфирницей, которая работала до самого закрытия церкви. Уже после закрытия ее, будучи в преклонных годах, она заслужила себе славу Лебяжской блаженной, очень богомольной женщины, почти инокини. Возможно, живи она в лучшее время, в монастыре нашлось бы ей достойное место. В народе за глаза эту прекрасную женщину называли «Аринушкой». Л. Ф. Якимова в своей газетной заметке «Арина, отец Николай и мы» писала о ней такие слова: «… Тропинка к ее маленькому, похожему на келью домику, не зарастала ни зимой, ни летом. С горем, с бедой, с тревогой, а иногда и с душевной болью шли к ней люди. Шли в твердом убеждении и вере, что святой молитвой, просьбой безгрешной души сможет она отвести беду».11
Прожив долгую, наполненную верой в Господа жизнь, блаженная Аринушка отошла в царствие Его 4 октября 1961 г. По рассказу племянницы этой замечательной женщины, «когда она умерла, Лебяжские бабки унесли ее на руках до самого места. Такое тепло тогда было, и они все в одних кофточках. Всю дорогу пели церковные песни…».
Подобных благочестивых женщин – «Христовых невестушек» - жило в разные годы великое множество на Лебяжской земле. Благодаря этим прекрасным женщинам жила в народе Православная вера даже в те страшные годы, когда были поруганы все святыни, а большинство священников и настоящих христиан томилось в лагерях, и не могли сломить ее самые лютые репрессии, и вся сатанинская злоба была посрамлена чистой Верою во Христа и в Царствие Его этих маленьких хрупких женщин…

Библиография.

1. «Памятные книжки Вятской губернии» за различные годы с 1904 по 1916. Г. Вятка.

2. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда». Ф, 1915 год. ГАКО ф 237 оп 70 д 1535 ЛЛ 730 ОБ – 732 ОБ.

3. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда», 1915 год. ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1535 ЛЛ 659 ОБ – 860.

4. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда», 1905 год. ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1525

5. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда». ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1486.

6. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда». ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1490.
7. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда». ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1530.

8. «Клировые ведомости церквей Уржумского уезда». ГАКО ф 237 ОП 70 Д 1530.

9. Акты гражданского состояния с. Лебяжье. (свидетельство о смерти за 1927 год. В акте она упомянута как «просфорня»).

10. А. И. Печенкина «Моя нелегкая жизнь», рукопись. Лебяжский краеведческий музей.

11. Л. Ф. Якимова «Теплые ветры Лебяжья», с. 42-46. Киров 2003 г.

Слово о стороже церковном

Известно, что на заре ХХ столетия при Лебяжской Николаевской Церкви работало несколько дворников и сторожей, получавших жалование из церковной казны. Работу дворников нетрудно представить: зимой они расчищали территорию от снега, а летом содержали ее в чистоте, следили за церковным садом и погостом. Жалование их было невелико: церковный староста выплачивал нескольким дворникам и сторожам 11 рублей в год. Для сравнения просфирница получала 14 рублей в год. (1). Одним из сторожей был звонарь Егор Гаврилович Хохлов, проработавший при храме с 1890-х годов и до самого его закрытия в 1935 г. Он же зажигал паникадила и отоплял Божий дом.
Работа церковного сторожа была небезопасной: безбожные тати могли позариться на церковную казну и богатую утварь из чистого злата-серебра и, ослепленные блеском последнего, не остановились бы и перед убийством сторожа, к тому же рядом под горой протекала Вятка, а за ней шумел бор – удобное место для бегства. Достоверно известно, что одно из ограблений Лебяжской церкви и убийство сторожа произошло незадолго до ее закрытия. Несколько отчаянных грабителей, вздумав ограбить сельскую церковь, подкараулили сторожа и коварно убили его прямо в палатке церкви, а затем без помех похитили церковные деньги. Когда занялось раннее утро, след их давно простыл. Первые прихожане застали в Божьем храме страшную картину; помощь подоспевшего фельдшера не пригодилась – убиенный давно отдал Богу душу. У меня есть мысль, что это было не ограбление, а обыкновенное убийство, поскольку оно произошло перед великим праздником Рождества Христова. Не рановато ли было совершено сие дерзкое ограбление? Однако, нельзя исключить версию ограбления церкви, т.к. незадолго до этого, в 1924 году, была разграблена могила Окуневского батюшки, но тут грабители крупно облажались- батюшка, скончавшийся после изъятия церковных ценностей, был погребен в бедных ризах с медными украшениями и стареньким Евангелием.
В актах Лебяжского ЗАГСа содержится любопытный факт, в котором речь идет, скорее всего, о произошедшем убийстве, и он позволяет пролить некоторый свет на это событие: «Митянин Филипп Матвеевич, 24 лет, крестьянин д. Симашонки Лебяжского района, в браке не состоял: 6 января 1930 года был зарезан в церковной палатке. Заявитель: Митянин Григорий (неграмотный). Акт смерти подтвержден. Справка выдана 7 января 1930 года». «Я видела, как уносили его, зарезанного, - рассказывает одна свидетельница того утра,- я испугалась и еле вышла из церкви»
Упоминание об одном еще церковном стороже публиковалось 27 марта 1934 года на страницах газеты «Вперед» в заметке под названием «Выгнать чужаков из Савинского колхоза». Вот что сообщал ее автор Тетерин, разумеется, далеко не в похвальных тонах:
«В Савинском колхозе, Лебяжского сельсовета, имеются расхитители социалистической собственности. К числу таких людей относится Теплых Яков Дмитриевич-бывший служитель культа. Профессию свою он переменил, приспособился к колхозу, и сейчас ведет работу тихой сапой, продолжая работать сторожем при церкви.
Дмитриевич является самым ярым врагом колхозного строительства. Он собирает массу колхозников,
ведет агитацию против всех проводимых мероприятий и расхищает колхозную собственность: из колхоза
увез обобществленный возок и спрятал на сарае в солому…»
Интересно, что один из последних сторожей Лебяжской церкви действительно жил в тех краях и после закрытия и разграбления ее (вот когда церковь не спас бы и десяток сторожей) смог спасти и сохранить уникальный кованый эмалированый крест с ажурными краюшками, когда-то венчавший церковную ограду. Долгие годы священная реликвия эта хранилась в семье этого человека в д. Золотавино, а затем вновь вернулась в Лебяжскую церковь, вновь построенную, в алтарь, где его и застало пламя страшного пожара. Так случилось, что спасенный из одной церкви, крест этот погиб в пламени другой. Видимо, Господу так было угодно…

1. «Ведомость о приходе, расходе и остатке денежных сумм» Николаевской церкви за 1905 г. ГАКО Ф 237 оп 70 д 1525.

28.11.2004
пгт Лебяжье


Шурик

Сообщение отредактировал шурик - Вторник, 07.12.2010, 12:14
 
ГостьДата: Воскресенье, 21.08.2011, 14:23 | Сообщение # 7
Группа: Гость





Супер! Очень полезная информация. Есть фотография Лажской церкви, правда реставрированная. Оригинал подпорчен. Дала тетка из Перми.
 
ШурикДата: Понедельник, 22.08.2011, 08:37 | Сообщение # 8
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
За фото будем очень благодарны. У нас есть тоже старинная фотка этой церкви, можем обменяться.

Шурик
 
ГостьДата: Понедельник, 19.12.2011, 22:10 | Сообщение # 9
Группа: Гость





Подскажите,к какому церковному приходу принадлежала д.Кувакольмаш,чтобы узнать сведения по своим родственникам (рождение,крещение ит.п.)?Наверное,документы данного прихода находятся в ГАКО?
 
ШурикДата: Вторник, 20.12.2011, 18:29 | Сообщение # 10
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
В первый раз слышу о такой деревне. Явно не из наших мест

Шурик
 
томиноДата: Вторник, 17.01.2012, 11:44 | Сообщение # 11
Ранг - I
Группа: Читатель
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Здравствуйте! На сайт набрела случайно. Моя родина - село Швариха Нолинского района. С удивлением и интересом прочитала про то, что до церкви Ново-Спасской там ещё были две деревянные часовни. Как же я сожалею, что живу сейчас не там. Истратила бы всю свою оставшуюся жизнь на краеведческие поиски. Где были эти часовни - никто ведь не знает. Так это всё интересно!
 
ШурикДата: Среда, 18.01.2012, 09:01 | Сообщение # 12
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Вот сайт по истории Православия в нашем крае. Здесь найдете много интересного http://urzhum-uezd.ortox.ru/

Шурик
 
томиноДата: Четверг, 19.01.2012, 09:58 | Сообщение # 13
Ранг - I
Группа: Читатель
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Спасибо! Я заглядывала уже на этот сайт. Почитаю его повнимательнее.
Вы знаете, мой дедушка был священником в церкви села Старый Бурец. Умер вскоре после революции от тифа. Мало что о нём знаю, т.к. на момент смерти мама моя ещё маленькая была.
Как он попал в священники, написала мне двоюродная сестра - со слов своей мамы.


Сообщение отредактировал томино - Четверг, 19.01.2012, 09:59
 
ШурикДата: Четверг, 19.01.2012, 13:15 | Сообщение # 14
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Малмыжский уезд уже не моя "епархия", но напишите его фамилию на всякий случай и что знаете. Лучше на том сайте, но если вам трудно, можете и здесь.

Шурик
 
ГостьДата: Пятница, 20.01.2012, 19:42 | Сообщение # 15
Группа: Гость





Что Вы знаее об истории старообрядчества в д. Брод, Чукша, Кренево?
 
Форум » Лебяжье » История края » Православное прошлое (Храмы, часовни, святыни)
Страница 1 из 212»
Поиск:

 

Гл. редактор

Адрес редакции:

Телефоны:

Л.И. Каткова.

613500, пгт Лебяжье Кировской области,
ул. Советская, 53.

www.znamya.ucoz.ru

E-Mail - Pressleb@rambler.ru

Гл. редактор, зам. редактора (тел./факс) - 2-05-42
Гл. бухгалтер, менеджер по рекламе (тел./факс) - 2-05-51
Корреспонденты - 2-05-40
Компьютерный набор, вёрстка, корректор - 2-01-77

Copyright Редакция газеты «Знамя Октября»© 2010-2017 | Хостинг от uCoz

Web-дизайн: Alex Spacon, Alex_Spacon@pochta.ru