Приветствуем Вас, Гость Сегодня: Суббота, 18.11.2017

 

Последние новости:

расценки на рекламу

Газета Лебяжского района Кировской области «Знамя Октября»

  

  

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · На главную страницу]
Страница 1 из 11
Форум » Лебяжье » История края » История образования (История школ, учителя, выдающиеся выпускники)
История образования
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:07 | Сообщение # 1
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Начальная история Лебяжского образования
(земские и церковные школы)

1. Из истории школы села Лебяжье.
До середины Х1Х столетия в Лебяжском крае не было школ. Возможно были и ранее какие-нибудь приходские училища при церквях, но документальных данных об этом не сохранилось. В конце ХУШ века неграмотность была распространена даже среди приходского духовенства, не говоря уж о крестьянстве. В конце 1830-х годов царское правительство провело ряд мер, упорядочивших управление государственными крестьянами. В удельных приказах стали открываться школы и больницы. Царь издал Указ об открытии народных школ при церквях и монастырях. Духовенство с сочувствием откликнулось на призыв Государя и стало открывать приходские школы за свой счет. В 1841 году открылось "сельское удельное училище" и в с. Лебяжье. К сожалению неизвестно, где размещалась эта первая школа и как шел процесс обучения. Известно лишь, что это было мужское училище. Скорее всего инициатором его открытия был священник Николаевской церкви о. Павел Романов, так как он стал первым законоучителем-преподавателем Закона Божьего. В 1843 году "за ревностное прохождение должности законоучителя" в Лебяжском сельском училище" ему была объявлена благодарность от епископа Вятского и Слободского, а в октябре 1852 года он "одобрен за отличие" по тому же училищу. Возможно, обучением детей грамоте занимались также Лебяжские священники. Всего о. Павел посвятил делу народного образования 11 лет жизни, до своего отъезда из Лебяжья 4 декабря 1852 года.
Лебяжская школа, открывшаяся в 1841 году, на протяжении всей своей дореволюционной истории, никогда не закрывалась, просуществовав 76 лет, и, впоследствии преобразованная в советское учреждение, дожила до наших дней. При открытии земства она была передана из ведения церкви под его опеку. Об этих фактах свидетельствует короткая строчка из "Клировой Ведомости о Николаевской церкви" за 1910 год: "земские школы: Лебяжская, учреждена в 1841 году".
В конце 1850-х годов маленькое село, расположенное в междуречье двух рек, посетил высокий гость - управляющий Вятской удельной конторой П.В.Алабин. Возможно, он остался удовлетворен работой приходского училища, но оно давало начальное образование лишь мужской части населения, женская же оставалась безграмотной, а именно в "необразованности и грубости матерей семейств" и заключалась причина мрачного быта крестьян. Выходом из такого положения было создание женских школ. И в декабре 1859 года в числе 19 школ, открывшихся на Вятских удельных землях, открылась 2-я школа в Лебяжье, для девочек. В первый год в ней обучалось 6 девочек. Интересно, что в с. Архангельском того же Лебяжского приказа открылись также две школы - и мужская, и женская.
В обоих школах Лебяжские священники бесплатно преподавали Закон Божий, чтение, письмо, арифметику. Все расходы производились за счет остатков из сумм податей, собираемых с крестьян. Первоначально, женская школа, очевидно, размещалась в доме одного из священников, т.к. предполагалось в дальнейшем для нее построить особое здание, но этого не произошло - школа вскоре закрылась, возможно, из-за низкого числа учениц. В документе за 1875 год об этой школе сообщалось: "Лебяжская женская, открылась в 1860 году. Где помещалась и когда закрылась - сведений нет". Известно имя первого учителя этой школы. С 9 ноября 1864 по 1868 год в должности учителя в ней проходил молодой Лебяжский дьячок Афиноген Иванович Устюгов, за что он был поощрен от местного начальства 10 рублями серебром, с выдачей грамоты об этом. параллельно с этим, Афиноген Иванович с 1860 по 1870гг состоял помощником наставника в Лебяжском сельском училище. Вся жизнь этого человека была связана с делом народного образования в Лебяжье, и его с полным правом можно назвать первым лебяжским учителем.
После отъезда о.Павла Романова законоучителем в Лебяжском удельном училище в этот предреформенный период был священник о.Федор Лопатин, а в 1862 - третьим по счету законоучителем стал новый священник, приехавший в Лебяжье, о.Филипп Юферев. В следующем году за усердные труды на этом поприще он был награжден от департамента уделов похвальным листом, в 1864 году поощрен 25 рублями серебром, а в 1865 году - 50 рублями серебром с выдачами грамот об этом. Это может говорить о том, что о.Филипп был прекрасным и талантливым учителем. В его собственном семействе было шестеро детей, которые получали начальное образование еще дома.
После известных реформ 1860-х годов началась повсеместная передача приходских училищ в ведение земства, что объяснялось невежеством духовенства и отсталостью методов его обучения. На деле же причина этого крылась в отсутствии у земств средств на постройку зданий для новых школ. правда, система обучения в приходских училищах была действительно отсталой; основным предметом был Закон Божий с навыками церковного чтения и письма, а основными учебными пособиями - псалтирь, часослов и счеты. Кое-где передача бывших приходских училищ земству происходила даже по желанию самого духовенства, которое видело в этом единственное средство доставить им хоть какую-нибудь материальную поддержку, а за ним оставалось лишь законоучительство. Неизвестно, как проходила подобная "экспроприация" в Лебяжье, но школа, открытая в 1841 году, также стала считаться земской и навсегда вышла из-под опеки церкви.
В конце 1860-х годов земства стали противиться и законоучительству в школах, так как этот труд, как и труд учителя, нужно было оплачивать. Одни земцы совсем перестали оплачивать законоучительский труд священников, другие назначали за него поурочную плату, а третьи определяли вознаграждение лишь в форме редких наград и сократили до минимума изучение закона божьего. Возможно, по этой причине о.Филипп, с большой душой относившийся к делу народного образования, глубоко обиженный, подал прошение о снятии с него должности законоучителя. не пожелали взять на себя труд и два других лебяжских священника. И так поступали многие.
Однако, в Лебяжской школе законоучительство не было отменено. Об этом может свидетельствовать тот факт, что в 1869 году на должность законоучителя в Лебяжье был направлен студент Вятской семинарии Иван Иванович Статропинский , 23 лет. В 1871 году Священнейший Синод был вынужден дозволить замещение законоучительских вакансий светскими лицами, и, когда в 1872 году Статропинский уехал из Лебяжья, законоучителем в Лебяжскую школу был назначен учитель из с.Лаж того же уезда Николай Домрачев, окончивший Вятскую духовную семинарию. В 1873 году он был определен псаломщиком к Николаевской церкви, и проходил обе должности до 1875 года. Здесь же он сочетался браком со священнической дочерью Клавлией Юферевой. впоследствии он стал священником с.Лаж.
Подобно Николаю Домрачеву в качестве законоучителей начинали свой духовный путь такие будущие лебяжские священника, как Григорий Лопатин (1875-1878гг), Николай Кошурников (1878-1886, позднее - священник с.Кузнецово), Иоанн Загарский (1886-1895гг). с Иоанна Загарского зародилась в Лебяжской школе традиция преподавания слова божьего священником и просуществовала до 1918 года.
После того, как земство запретило законоучительский труд священника в земской школе, лебяжские батюшки не сидели сложа руки и решили открыть свою школу. Так в ноябре 1869 года в Лебяжье открылась церковно-приходская школа для начальников. Разместилась она поначалу в приспособленном здании, в котором вскоре из-за сильного угара заниматься стало невозможно. Однако, и это не остановило наших "энтузиастов", и занятия они стали проводить в своих квартирах, дабы не померк в душах детей свет Веры Христовой. Руководителем "домашней лебяжской школы" стал настоятель Николаевской церкви о.Андрей Загарский (отец Иоанна Загарского). Вот что сообщал в 1875 году об этой школе чиновник В.Андреев в "деле по церковно-приходским школам Уржумского уезда":
-Лебяжская церковно-приходская . Состояние училища лучше всего характеризуют сами учредители в отношении своем от 21 декабря 1875 года № 156 на имя Уржумского училищного совета:
-Наша церковно-приходская школа существует с ноября 1869 года, хотя и предназначалось помещение для церковных нужд, наша школа по причине сильного угара не сможет существовать в одной, а занимаются обучением мальчиков диакон Аристон Овчинников и дьячки А.Дьячков и А.Устюгов. Обучают в своих квартирах чтению, пению и закону Божьему. И как ученики, так и учредители нисколько нисколько не подчиняются известным правилам училищ: ученики являются в школу для обучения совершенно по своему произволу как в продолжение учебного года, так и с наступлением нового. По окончании же года некоторые поступают в земское училище, а некоторые совсем оставляют школу.

В настоящее время состоит в школе до 12 учеников. Школа содержится и учебные пособия доставляются от церковно-приходского настоятельства. Несмотря на это, ко времени прихода благочинного для ревизии церкви, до нынешнего времени учащиеся брались у крестьянского починка Гурьянова и предоставлялись благочинному в церковной палатке. Из виду отчетов инспекции и училищного совета Лебяжское церковно-приходское училище исключено".
Как мы видим, один из учителей этого училища был опять же Афиноген Устюгов; он "безмедно" занимался в ней учительством с 1870 по 1879 годы. После него короткое время до закрытия школы в 1880 г в ней преподавала дочь настоятеля церкви Феофания Загарская, а после 1880 года уроки закона Божьего она стала вести на дому и , видимо, вела их до своего отъезда из села в 1890 году. В последний раз церковно-приходская школа возродилась в Лебяжье в 1901 году и просуществовала долгих 18 лет. Последним законоучителем в Лебяжской земской школе был священник о.Константин Шишкин.
В то время земская школа размещалась в деревянном здании, оценивающемся в 2 тысячи рублей. При ней имелось общежитие для учеников и дровяник. В 1900 году в своей докладной записке член училищного совета П.Л. Медведев сообщал о школьном здании в Лебяжье "Особенно хороши здания училищ в Лебяжье… При училище имеется обширная библиотека… Указавши на серию плохих школ, я не могу также не отметить наряду с ними и школы, заслуживающих по своим прекрасным помещениям особого внимания, как то Атарское,. Красное село, Лебяжское… Все эти здания, за исключением Лебяжского, отстроены земством…" И все же в 1912 году Уржумским земством было ассигновано 17.652 руб. на постройку каменной школы в Лебяжье. В трех "комплектах", и такую же школу намечалось построить в 1917 году в соседней д. Михеевщина. Уже к 1 декабря 1912 года в земскую управу легло заявление от подрядчика Т.Е.Попова о желании строить здание школы, но поскольку он запросил непомерно высокую цену (21 т. рублей) управа ему отказала. Строительство школы все же началось, но шло оно так медленно, что к 1917 году она так и не была достроена, а в "смутное время" школьные стены разобрали сами лебяжане на кирпич.
На 1 января 1899 года в 3 отделениях 1 классной земской школы состояло 98 учеников - 71 мальчик и 26 девочек, в возрасте от 7 до 14 лет (больше - от 8 до 11 лет). Из всех учеников только 1 мальчик был старообрядческого вероисповедания, 4 - детей духовенства, а остальные - крестьянские, и все русские. 46 учеников жило на наемных квартирах, 4 - у родственников, 14 - в общежитии при училище и еще 22 уходило после занятий домой. В тот год в селе проживало 174 жителя, из них грамотных было 48 человек, а в школу ходило лишь… 18 человек, остальные же 80 учеников были из других селений. Интересно, что в 1913 году при школе состояло также 98 учеников. Перед революцией в Лебяжской земской школе кроме преподавателя Закона Божьего работало 3 учительницы: Кошурникова Александра Васильевна, Брызгалова Мария Михайловна и Сырнева Александра Васильевна. Старейшей из них была А.В.Кошурникова, сестра законоучителя этой же школы, начавшая свою деятельность 11 сентября 1884 года. Она скончалась в возрасте 76 лет в марте 1942 года в с. Кузнецово Лебяжского района. Так начиналась история образования в Лебяжье.


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:09 | Сообщение # 2
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
2. Развитие начального образования на территории края
до 1918 года.
Самые первые школы в Лебяжском крае появились в конце 1830-х- 1840-х годов : в 1838 году в с. Лаж, в 1839 г. – в с. Байса, в 1841 году – в с. Лебяжье и в 1843 году – в с. Красноярском. Это были приходские училища, целиком зависевшие от церквей. Примечательно, что в соседнем Уржумском крае первые школы начали появляться в это же время : так в с. Лопьял первая школа открылась в 1841 году, а её первым учителем был священник.
Приходские училища просуществовали не очень долго, и уже в 1850-х 1860х годах стали закрываться одно за другим, а на смену им пришли уже непосредственно церковно-приходские школы, а также земские. Некоторые земские школы возникли как раз на базе бывших приходских училищ, которые повсеместно стали переходить введение земства. об этом процессе подробно рассказывалось в предыдущей главе. Главная причина этого крылась в отсутствии у земства средств на постройку зданий новых школ и только в 1890-х годах вятское земство начало изыскивать на это необходимые средства, когда было у4становлено, что для всеобщего развития грамотности среди крестьянского населения необходимо устроить до тысячи новых школ. Это объяснялось обширностью Вятской губернии, разбросанностью большого числа селений и большим числом инородцев, но главная причина крылась в катастрофическом положении народного образования – в 1880-е годы из ста мальчиков посещало школы лишь 13, а из ста девочек только три. По итогам «подворной описи», проведенной летом 1884 года по Уржумскому уезду, грамотных мужчин русских оказалось 18,1 %, женщин 2,5 %, марийцев – 4,1 %.
В 1881 году царское правительство, констатируя эти безрадостные факты, было вынуждено вернуть из небытия и церковно-приходские школы, до этого два десятка лет находившихся в упадке. В качестве руководителей этих училищ было решено вновь привлечь духовенство. Утверждая правила для церковно-приходских школ, утвержденных в 1884 г., Государь-император сказал историческую фразу : «Надеюсь, духовенство окажется достойно своего высокого призвания в этом важном деле».
Введение Церкви тотчас же перешли все приходские училища и, благодаря инициативе духовенства, с невиданной быстротой стало множиться число вновь устроенных школ грамоты и церковно-приходских. Поэтому уже в 1890 году правительство вынуждено было издать закон о прекращении дальнейшего открывания школ грамоты. После выхода этого закона многие школы грамоты вскоре прекратили свое существование.
Власти были вынуждены уделить внимание увеличению числа земских школ. В 1895 году на одном из заседаний Вятского губернского земского собрания было принято решение о ежегодном выделении уездным земствам по 150 тысяч рублей на постройку новых начальных училищ, а в 1897 году был ассигнован 100-тысячный капитал, процент которого выдавался в ссуду желающим построить здание школы, причем обязательно вместе с общежитием и квартирами для учителей. Любопытно, что многие уездные земства, в том числе и Уржумское, стали сами выдавать ссуды сельским обществам и частным лицам на постройку школьных зданий, а в погашение долга шла плата за наем зданий под школу. Так частными лицами были выстроены здания для церковных и земских школ в лебяжских селах Высокая Мелянда, Вотское и Синцово. Здания эти считались выданными в аренду. В 1906 г., после некоторых реформ 1905 г., в Синцовском крае, в д. Софроново открылась первая церковно-приходская школа по настоянию зажиточного крестьянина Степана Гавриловича Софронова и священника Окуневской церкви о. Николая Дрягина. Помещалась школа в частном доме из 2 комнат. В одной был учебный класс, а в другой квартира учителя. «Оборудование класса было весьма примитивным: грубые некрашеные столы, скамьи и никаких пособий, кроме грифельных досок, писчая бумага почти отсутствовала, - вспоминали синцовские учителя В. А. и Г. М. Маточкины. – В основу программы был положен «Закон Божий», который преподавал поп Дрягин…» В первый год в школе училось 12 человек, подростков – мальчиков 10-16 лет. Рассказывают, один, не окончив три класса, женился. Так сказать, не хочу учиться, хочу жениться!
И у церковных и у земских школ обязательно были свои попечители ( по одному на школу), которые были обязаны заботиться о благосостоянии вверенных им училищ. Попечители назначались из числа наиболее уважаемых и влиятельных людей в селе – священников, земских начальников, врачей. В Лебяжской волости земский начальник Иван Григорьевич Тимофеев был попечителем сразу двух школ – земской и церковно-приходской. В журнале Уржумского уездного земского собрания 26 сессии за 1899 год мне удалось найти список лиц, выбиравшихся в попечительства земских начальных училищ на основании 13 ст. положений о начальных училищах от 11 октября 1892 года. Привожу здесь этот список :
Атарская школа : священник о.Николай Люминарский

Ветошкинская школа : священник о.Василий Москвин

Гаринская школа : священник о.Иаков Редников

Кузнецовская школа : священник о.Николай Кошурников

Красноярская школа : земский начальник Иван Григорьевич Тимофеев

Лебяжская школа : гласный земской управы Кондрат Павлович Ромашко

Лажская школа : врач Иван Лукич Рябов

Окуневская школа : священник о.Николай Дрягин
До нас дошли сведения об одном из этих попечителей – земском враче И.Л.Рябове, всей душой болевшего за свою Лажскую школу. Так в 1904 году этот замечательнейший человек выступал на сессии Уржумского земства с докладом о трахоме среди учеников и предлагал устранить такие дурные гигиенические условия, как недостаток освещения и воздуха в 50 процентах классных комнат. Кроме того, он настаивал на введение в школах котлов для горячей пищи для улучшения питания учащихся. Не случайно, на заре 20 века Лажская школа считалась одним из лучших училищ уезда. Как и при многих училищах, при ней имелись библиотека, баня, лабаз, общежитие, сад, а также хлев и собственный участок земли. Само здание школы считалось наилучшим в уезде. Учились в ней только мальчики, и не только из Кокшинской волости, но и из соседних. Выпускник этой школы 1914 г. М.П.Шамов вспоминал в письме: «учились в нем ребята из разных волостей: Кокшинской, Кукнурской, Байсинской, Буйской, Кузнецовской». В 1913 г. в училище обучалось 99 учеников. Здание училища, построенного земством на краю села, оценивалось в 3500 рублей.В училище преподавало 4-5 учителей.
Подобные же прекрасные здания были отстроены в селах Атарское, Лебяжское и Красноярское. Вот что сообщалось о здании Красноярского училища в 1923 г. новыми ее хозяевами в волостной комотдел : «…Зданием деревянная – одноэтажная, шириной 19 ар., длиной 31 ар., площадь всей школы 589 кв.аршин. здание было приспособлено земством для школы, дом новый, в 2 классах проваливается пол, мебели очень мало».
Неплохие здания школ, в основном выстроенные земством, стояли и в других селах и деревнях Лебяжского края. Вот что сообщалось в 1923 году о Боровковской школе в комотдел Рождественской волости :
« 1. Школа находится в с.Боровково Рождественской волости.
2. Зданием деревянная, двухэтажная. Размер 10,0 кв. метров.
3. Ранее здание было приспособлено под школу и теперь занято школой.
4. Здание ветхое, требует неотложного ремонта, подновить крышу, выкрасить полы вверху и внизу, перемазать в рамах стекла. Перерубить сени и чердак дома, исправить крышу и другие мелкие поправки».
Не менее хорошие школы были отстроены земством в деревнях Лажского прихода. Так выпускница Большегаринской школы А.Новоселова в июне 1989 г. вспоминала о ней на страницах районной газеты: «А какая красивая у нас была школа. Ее строили наши деды. Деревянная, с широким светлым коридором, с огромными окнами. А около школы был садик с аллеями, как в нем было уютно, красиво! Все перемены мы проводили там». К этому остается добавить, что школа в этой деревне была построена в начале 20 века.
В деревне Гаврюшата, где с 1910 г. стояла кирпичная начальная школа, земство планировало построить в 1915 г. более добротное каменное училище в трех комплектах, на что рассчитывалось израсходовать 15768 рублей. (28) И это в то время, когда в самом Лажу стояло деревянное здание школы! В расчетах по школьному строительству, вплоть до 1923 г. здание в с. Лаж заменять на кирпичное не планировалось. К сожалению. из-за грянувшей войны и затем «смутного времени», новая школа в Гаврюшатах так и не появилась
Иногда под земские школы передавались и бывшие церковные школы, в основном школы грамоты, причем это происходило по желанию самого населения. К примеру, в 1900 году крестьяне д. Марамзино Лебяжской волости просили о такой замене в своей деревне «потому что с каждого учащегося берется плата – 50 коп. на наем помещения, почему не все желающие поступают в школу». Земство удовлетворило это ходатайство лишь спустя 5 лет. Подобная же замена произошла в деревнях Сердеж в 1900 г., в Софроново в 1907 г. и в Михеевщине в 1908 г. В деревне Софроново церковная школа была преобразована в земскую по той же причине, что и Марамзинская – из-за малого числа учащихся.

На 1898 год в Лебяжском крае существовало 17 земских школ и одна министерская в Байсе. Училища были следующие с числом учеников из мальчиков и девочек :
Ветошкинское – 38 учеников
Вотское – 54 ученика
Гаринское – 43 ученика
Изиморское – 32 ученика
Красноярское – 58 учеников
Кузнецовское – 106 учеников
Мальковское – 36 учеников
Окуневское – 80 учеников
Песчано- Ключевское – 44 ученика
Смышляевское – ни одного
Швецовское – 36 учеников
Щетинковское – 53 ученика
Лебяжское – 98 учеников
Лажское – 125 учеников
Байсинское – 69 учеников.
Все эти школы, за исключением Лажского двухклассного, были одноклассными с тремя «отделениями» (классными помещениями) с трехлетним обучением. Подавляющее большинство из них появилось в конце 19 столетия. К примеру, в Лебяжской волости второе после Лебяжской школы училище было открыто только в 1889 году в деревне Комариха. В 1896 году появилась школа в д. Елизарово (Песчаный Ключ), в 1904 году в д. Жаворонки, в 1910 г. – в починке Жорново. В начале 20 века появились также земские школы в деревнях Кокорево, Мысы, Филатово, Сухая Кременка. Малые Гари, Шои, Мошкино, Гаврюшата, Марьята, Захарово, Кокши, Митино, Санниково, Толстик, Лысково, а также в селах Мелянда и Синцово. Таким образом к 1917 году в Лебяжском крае существовало 56 училищ – 41 земское, 14 церковно-приходских и одна учебная ферма в с. Окунево.
Учитывая быстрорастущее число школ, в 1907 г. земство создает в уезде особую «школьную сеть», в которую вошло большинство церковных и земских начальных школ уезда. Была и еще одна причина создания подобной сети . В 1907 г. Министерством просвещения был внесен в Госдуму законопроект о введении в стране всеобщего начального образования. В свою очередь Уржумское земство составило свой проект с картой сети школ уезда. Согласно ему, всеобщее начальное образование должно было появиться в уезде в течении 10 лет. Проект посчитали образцовым и Уржумский уезд должен был стать первым по введению в губернии всеобщего начального образования. Однако в 1912 г. Государственный совет отсрочил главный законопроект на 5 лет, а Уржумский проект отложил и на того больший срок – до 1923 года. Возможно, оба проекта были бы осуществлены и раньше, не случись войны
Создание школьной сети положительно отразилось на состоянии многих училищ, особенно бывших церковных, переданных введение земства. Ведь теперь они стали содержаться на средства земства, а не частных лиц, и в них появились бумага, перья, ручки; впрочем, они были, конечно же и раньше – чего только не сочиняли советские историографы, чтобы бросить тень на «проклятое прошлое»! В число учащихся стали поступать и девочки. Так в первый год в новой земской школе д. Софроново обучалось 19 человек, из них 2 девочки, на второй год – 17 человек, из них 4 девочки. «Закон Божий» не был отменен, и спасительные истины детям по-прежнему преподавал о. Николай.
В следующие годы земство продолжало развивать систему народного образования, и открываются школы в 1910 г. в д. Костюшонки (в 3 км от Софроново. Сразу две школы в одно время!), Товалдырь и Гаврюшата. Еще предполагалось открыть школу в д. Губенки, но так она там и не появилась. В Костюшонках, из-за нехватки у земства средств на постройку здания, школа разместилась в доме крестьянина А. Г. Вараксина. Учителями в нее были направлены муж и жена Комаровы, Константин Владимирович и Вера Алексеевна, оба окончившие духовные заведения Казани и Вятки, оставшиеся надолго в памяти народной, но только почему-то как брат и сестра; видимо они вели такую благочестивую жизнь, что их никак не могли посчитать за супругов. Позднее Комаровы обзавелись хозяйством: держали корову, свиней и пчел.
В отличие от Софронова, в Костюшонскую школу крестьянские дети пошли, что говорится, валом: в первый год здесь училось 38 детей, во второй – 42. В частном доме школа стала тесновата, и земство нашло такой выход: оно давало зажиточным крестьянам определенные суммы, на которые они строили более просторные здания, состоявшие из 3 комнат: 2 класса и квартира учителей. Быстрее всех развернулся зажиточный мужик Ф. С. Смоленцев, за несколько лет, к 1913 г. построивший просторное здание в соседней д. Синцово, куда и «переехала» школа из Костюшонок. Еще до этого, в 1911 г. Софроновская школа была переведена в такое же построенное здание в д. Сеничи. Видимо, и здесь нашлись смекалистые мужики, не пожалевшие сил и средств ради детей своих.
Главной причиной введения всеобщего начального образования в стране было то, что многие крестьяне просто не желали учить своих детей грамоте – они-де рождены для работы на земле, а не во дьячки. Поэтому грамотность населения оставалась низкой. А.И.Печенкина вспоминала в своей рукописи о родном отце: «отец был неграмотный, ушел в армию, там научился писать и читать, сам стал письма писать. Его старшая дочерь была неграмотная, а вторая 4 класса кончила». А житель д. Гаврюшата вспоминал, что «крестьяне были неграмотны, забиты, запуганы, ходили в церковь, платили туда подати. Против воли Божьей и думать боялись...Из-за того, что люди здесь были очень забиты, неграмотны, религиозны - они не выступали против помещиков и кулаков». «В начале ХХ века села, а вместе с ними и церкви существовали только по трактам и проселочным дорогам и отстояли они друг от друга на 20-30 километров, почему население было сплошь неграмотным. В данной местности грамотных к 1905 г. было не более 10 процентов, как правило женщины были сплошь неграмотными. В д. Софроново к указанному времени ни одной женщины не было, которая бы умела читать или писать, даже староста М. Д. Комлев был неграмотным, а дети и не представляли, что такое школа.» - вспоминал позднее синцовский учитель Д. С. Бахтин.
С другой стороны, в начале 20 века большинство крестьян начало осознавать всю важность и необходимость обучения своих детей грамоте и сами просили о постройке в их деревнях школ. Синцовские крестьяне неоднократно просили об открытии в их местности школы, но земство оставалось глухим к их просьбам. В 1900 г. в письменном заявлении в Уржумскую земскую управу они в частности писали:
«Детей у нас много и все почти неграмотны. У нас в селении человек 12 мальчиков и все могут поступить в 1-е отделение да еще подростков 15 или 18 человек да в соседних с нашим селением человек до 10 и у них нет ни одного грамотного, а у нас человек 5 грамотных; вообще у нас в участке (обществе) 7 селений, а грамотных очень мало и в каждом селении есть от 10-15 неграмотных, которые могли бы поступить в школу».
Уроженка Синцовского прихода К.В.Смышляева вспоминала в 1987 г. на страницах районной газеты : « Учиться мне пришлось очень мало – одну зиму. И за нее благодарна старшему брату. Это он упросил мать и отца, чтобы отдали меня в школу : «Пусть Клавдюшка учится, потом и меня, глядишь, обучит читать и писать. На войну возьмут, так хоть письма буду вам посылать». Так я и проходила зиму в школу, читать и писать научилась. Да на этом и закончилось мое обучение, надо было по дому помогать».


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:10 | Сообщение # 3
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Великая война 1914-1917 годов внесла свои коррективы в историю развития народного образования, но оказала мало влияния на ход школьной жизни. В 1916 году журнал «Вятские епархиальные ведомости» отмечал про Уржумский уезд : «…Те города и села, где мобилизация не нарушила жизни учебных заведений».
Многие учителя и учащиеся ушли на фронт ( за первые три года войны из губернии было призвано 220 учителей) ; на самом фронте создаются ученические санбригады, поезда с пасхальными подарками, а из школ далекого тыла шла на фронт материальная помощь, собранная и учителями и их подопечными. К примеру, в декабре 1916 г. от учащихся церковных школ Уржумского уезда поступило 10 рублей на постройку в г. Вятке храма-памятника по убитым воинам, от байсинской учительницы Л.А. Мышкиной – 3 рубля в пользу раненых воинов, от учителей церковных школ всего уезда поступило 50 р. на содержание госпиталя духовного ведомства. Многие учащиеся проводили литературно- вокальные вечера, вся выручка с которых поступала на нужды действующей армии и лазаретов. Так 27 декабря 1915 года такой вечер состоялся в с. Кичма Уржумского уезда.
В 1915 году министром просвещения был назначен граф П.Н.Игнатьев, культурнейший человек своего времени, который постарался наконец провести реформу всего народного образования – от начального до университетского, и, несмотря на тяжелое время, смета на народное образование была не только сохранена, но даже и увеличена на 30 миллионов рублей. Выросли и расходы на нужды народного образования и у земств, а на Вятке они составили выше 30 %. Благодаря этому было решительно приступлено к осуществлению программы всеобщего начального образования. На 1917 год было намечено создание сети народных школ, с тем чтобы завершить ее к 1920 году.
Февральская революция мало повлияла на этот проект, а, скорее наоборот, ускорила его осуществление. 20 июня 1917 года Временное правительство издало постановление об объединении всех типов народных школ «в целях введения всеобщего образования» в единые начальные школы, которые переходили введение Министерства народного просвещения. Вятская губернская земская управа получила это постановление лишь 6 сентября, после чего начала его непосредственное осуществление на местах. На осень 1917 года было намечено закрытие тех ЦПШ, которые не входили в школьную сеть (в Лебяжском крае такие были в селах Лаж и Мелянда), а те церковные школы, которые продолжали состояли в школьной сети, к осени 1917 года их число сильно сократилось : 8 школ было закрыто, а 4 оставлено в школьной сети. Все остальные светские начальные школы перешли введение МНП. Так в истории Российского образования вновь повторились события далеких 1860-х годов, когда система начального церковного образования снова была отодвинута на последний план, а больше внимания и средств стало уделяться светскому народному образованию. Катастрофа октября 1917-го окончательно похоронила навсегда всю прежнюю систему начального народного образования и грандиозные планы земской мысли.

3. Церковно-приходские школы: 80 лет истории.

В дореволюционной России существовало несколько типов народных школ - земские, министерские, церковные. Церковные, в свою очередь, разделялись на приходские, школы грамоты, церковно-приходские – для православных учащихся, и на братские – для учащихся из старообрядцев. Самыми первыми школами, появившимся в нашем крае, были приходские, которые стали устраиваться при церквях в 1840-е годы и существовавшие несколько десятков лет, основными учителями в них были священники, а весь процесс обучения – довольно простым. Основными учебными пособиями служили церковные книги и счеты, а за малейшую провинность учеников пороли розгами. Начинались и заканчивались учебные занятия с молитв. Ученики сидели за длинным столом на скамьях, учились по букварю и часослову писать буквы и слова с прописей, писали карандашом, иногда гусиным пером. Учение шло с утра до вечера с перерывом для обеда. В течение одной зимы самые способные успевали научиться всему, а другим требовалось две-три зимы.
После реформ 1860-х годов повсеместно приходские училища стали переходить в ведение земства. Это объяснялось невежеством духовенства и отсталостью его методов обучения, на деле же причина крылась в отсутствии у земств средств на постройку зданий для новых школ. Кое-где передача приходских училищ происходила даже по желанию самого духовенства, которое видело в этом единственное средство доставить им хоть какую-нибудь материальную поддержку, за ним оставалось лишь законоучительство (преподавание Закона Божьего), но в некоторых местах (как это произошло в Лебяжье), церковные школы продолжали существовать, благодаря инициативе одного лишь духовенства.
Устранение духовенства от участия в деле народного образования, привело последнее уже спустя 10-15 лет к катастрофическому положению: из ста мальчиков посещало школы лишь 13, а из ста девочек только 3.
По итогам «подворной описи», проведенной летом 1884 г., по Уржумскому уезду грамотных мужчин (русских) оказалось 18,1%, женщин 2,5%, черемис – 4,1%, по приходам:
мужчины женщины
Лебяжский 17% 6%
Красноярский 4% 0% с долями
Байсинский 10% 1%
Меляндинский 1% 0%
В марте 1851г. на заседании Комитета министров было решено изыскать средства на народное образование, а в качестве руководителей начальных училищ привлечь духовенство, как самое близкое к народу сословие, в том же 1881г. при Святейшем Синоде была учреждена особая комиссия, выработавшая правила в церковно-приходских школах, высочайше утвержденных в 1884 году. Утверждая эти правила, государь написал: "Надеюсь, духовенство окажется достойно своего высокого призвания в этом важном деле". Слова эти оказались пророческими.
Правила, выработанные Синодом, позволяли не только духовенству, но всем желающим светским лицам, вплоть до попечителей, принимать живое участие в просвещении народа. Осенью 1884 года повсеместно были учреждены епархиальные училищные советы, назначавшие священников-наблюдателей, позднее -окружные духовно-училищные советы. Лебяжская волость оказалась в ведении Нолинского училищного округа. В совет этого округа избирались депутаты от благочинных округов по одному, из рядов духовенства.

Новые школы стали множиться, как грибы после дождя. Первоначально это были церковные школы, после того, как в ведение Синода перешли школы грамоты и приходские училища. Но, видимо, вновь усмотрев в этом "перебор", правительство законом от 1890г. положило конец открыванию школ грамоты.
Церковная школа давала неплохое образование, хотя уровень ее обучения стоял гораздо ниже земских училищ. В начале ХХ в. срок обучения в одноклассных церковно-приходских школах равнялся три года. В течение этого времени учащимся преподавались Закон Божий, церковное пение, церковное и гражданское чтение, письмо и арифметика. Для чтения давался материал религиозно-нравственного содержания, т.е. здесь внушалось уважение и почитание к родителям, правящей власти и любовь к Богу. Наиболее способных учеников приглашали петь в церковь.
Несмотря на предпринятые в 1881г. меры, грамотность в Вятской глубинке к началу ХХв. возросла незначительно. В 1899г. в с. Лебяжье из 99 жителей грамотных было 48, в с. Красноярском из 409-111, в Атарах из 122-36, в Ветошкино из 580-114, в Кузнецово из 100-45, в Окунево из 110-31, в Лаж из 277-83, в Байсе из 314-34, в Вотском из 748…ни одного!
Не намного изменилась эта картина и в последующие годы.
В 1917 г. для церковных школ пришли трудные времена: Временное правительство планировало ввести всеобщее обучение и сделать все школы однотипными, в связи с чем часть ЦПШ была закрыта, а часть перешла в заведование земства. В первые годы советской власти все церковные школы были окончательно закрыты, как «вредные для революции», но отдельные из них смогли просуществовать аж до 1924 года!
Участие духовенства в деле народного образования в то благословенное время было нормой вещей. Каждое уважающее себя духовное лицо считало своим прямым долгом просвещение народных масс, они и без того просвещали – духовно, но этого было недостаточно. В среде российского крестьянства считалась злободневной проблема его почти сплошной неграмотности. В этом была и большая вина Российского правительства, отстранившего в середине XIX века Церковь от участия в деле народного образования: дети крестьянские де готовятся не во дьячки. И лишь в последней четверти XIX ст. царь Александр III осознал, какую глобальную ошибку совершили его предшественники, и вернул Церкви ее законное право Просвещать, Учить и Наставлять. К сожалению за несколько предреволюционных десятилетий проблема ликвидации сплошной неграмотности так и не была решена. Хотя накануне 1917 года и вставал вопрос о всеобщем обучении, правительство и интеллигенция (например, Н. В. Гоголь) опасались сплошной грамотности крестьянства, особенно после революции 1905 года, и считали, что это ни к чему. Однако, знакомясь с биографиями простых сельских батюшек, невольно поражаешься тому, что учительского в их жизни было не менее чем духовного. И это был их прямой долг. Царское правительство щедро поощряло и награждало их за ревностную заботу о насаждении грамотности и духовности среди крестьянских детей.


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:12 | Сообщение # 4
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline

Обычный пример священника тех лет представляет нам и биография Лебяжского священника о. Михаила Спасского, который начинал свой духовный путь подобно многим семинаристам той поры с помощника законоучителя ЦПШ д. Михеевщина Лебяжской волости. Став иереем, о. Михаил уже в 1896 г. сам становится заведующим и законоучителем этой школы, и оставался им до 1918 года. В 1908 году школа в д. Михеевщина была преобразована в земскую, но Закон Божий в ней по прежнему преподавал батюшка Михаил. По воспоминаниям бывшей жительницы д. Бултышка С. Л. Багаевой, бывавшей не раз в Михеевщине, школа эта стояла в деревне еще в 1930 году. По ее словам, деревянное, приземистое здание школы стояло первым в деревне, по правой руке, если идти от д. Савиново; от школы шла дорога на Лаптевскую мельницу. Известно, что в конце XIX в. школа состояла из нескольких отделений с 2-мя учителями. В советское время Михеевская 4-классная школа была двухкомплектной в ней преподавало 2 учительницы.
Известны имена нескольких учителей, преподававших в Михеевской ЦПШ в конце XIX века. Так, с 1892 по 1896 г.г. учителем этой школы был Николай Тамаевский, сын псаломщика с. Буруц Малмыжского уезда. Человек он был настолько уважаемый в деревне, что крестьяне часто приглашали его стать воспреемником в крещении своих детей. После ухода с учительской должности, крестный отец многих михеевских ребятишек решил посвятить себя Богу и устроился псаломщиком в Окуневской церкви. Вместе с ним учила здесь грамоте сельских ребятишек дочь безвременно почившего лебяжского батюшки Феофания Ивановна Загарская. С 1897 по 1905 г.г. учителем был лебяжский диакон Василий Горский. Сколько раз, должно быть, возвращался отсюда в Лебяжье по старой дороге о. Михаил; с нее вся Лебяжская церковь была видна как на картинке…
В 1899 году о. Михаил Спасский был назначен на должность законоучителя 1-классной Комаровской земской школы, учрежденной еще десятилетие назад местным ссыльным «барином» (как называли его крестьяне) Багаевым, работавшим до ссылки директором начальных училищ Иркутской губернии. Примерно в 1900 году школа в д. Комариха была преобразована в «братскую» и перешла в ведение Вятского братства Святителя и чудотворца Николая, боровшегося с расколом. Членом этого братства, объединявшего многих духовных пастырей был и о. Михаил, годовой взнос которого равнялся 1 рублю. В 1908 году в Комаровской школе был 1 законоучитель и 1 учительница, которая жила при школе. В тот год в ней училось 13 детей – 6 девочек и 7 мальчиков.
В 1904 году открылась земская школа в д. Жаворонки. 2 октября того же года на должность ее законоучителя был назначен о. Михаил Спасский.
Итак, батюшка Михаил преподавал Слово Божие в трех школах. Любопытно, что с 1910 по 1914 г.г. доход его от законоучительства был постоянен – 180 рублей, и лишь в 1915 году составил 250 рублей. Бабы деревенские рожали помногу…
И все же земских школ и одной церковно-приходской в Михеевщине было недостаточно. В самом Лебяжье было лишь одно мужское начальное училище, а церковно-приходской школы давно уже не существовало. Поэтому в 1901-м году о. Михаил подал прошение на открытие в Лебяжье ЦПШ для девочек и прошение его было удовлетворено. Новая школа распахнула свои двери 24 августа 1901 г. Открытие женской ЦПШ было полезно для самой церкви – девочки, получая здесь навыки грамоты и наставления в вере (и в этом была большая польза для них, как для будущих матерей) обучались вместе с тем церковному чтению и письму; наиболее способных затем приглашали читать и петь во храм. По-своему церковная школа давала неплохое образование, хотя и была по уровню обучения гораздо ниже земских училищ. Навыки, полученные в свое время лебяжскими женщинами в ЦПШ, пригодились им и многие годы спустя после закрытия и школы, и церкви, например, в 1960-х годах, когда они ходили петь в церковь с. Байсы, не говоря уж об элементарной грамотности. Заведующим и законоучителем Лебяжской ЦПШ стал ее учредитель о. Михаил, и оставался им до закрытия школы в 1918 г., а его дочь Юлия – учительницей этой школы. Вот что сообщал об этой школе «школьный листок, краткие отчетные сведения за 1901 г.»:
«Одноклассная церковно-приходская школа, женская, существует с 24 августа 1901 года. Личный состав: законоучитель и заведующий школой священник М. Спасский, он же преподает Закон Божий в церковно-приходской школе. Учитель, дочь законоучителя сей школы Юлия Михайловна Спасская ( 19 лет, закончила курс в Вятском епархиальном женском училище), получает 180 рублей жалования. Попечитель школы земский начальник – Иван Григорьевич Тимофеев.
В школу принято и состоит 20 учеников. При школе сады и огород, но сельскохозяйственные занятия и обучение ремеслам не ведется. Учащиеся горячей пищей не сподобляются, потому, что они живут в квартирах или домах родителей. Одежды им не выдается, потому что нет средств.
В школе имеется 4 руководства для учителей и 126 учебников. Местный благочинный Константин Шишкин жертвовал школе книги «народные школы Анастасьевой» ценой 3 рубля.
На содержание школы от церкви поступили 49 руб. 80 коп., от церковно-приходского попечительства – 128 руб. 20 коп., от уездного отделения 96 руб. 40 коп. Всего на содержание школы поступило 274 руб. 46 коп. Израсходовано: на жалования 60 руб., на приобретение учебников 22 руб. 10 коп., покупку письменных принадлежностей 14 руб. 32 коп., на ремонт школьного здания 145 руб., отопление и освещение - 14 руб.
Здание школы находится в церковном доме и пользуется бесплатно. Удобно и застраховано».
Как видно из этих исчерпывающих сведений, школа была оборудована прекрасно – имелись свои сады, огород и больше сотни учебников. Благодаря этому Лебяжская ЦПШ быстро завоевала популярность у поселян. Если в 1901 г. в нее было принято 20 учениц, в последующие годы число их стало превышать не менее 40 и в отдельные годы доходило даже до 60. В 1910 г. школу посещало 35 девочек, в 1911 – 50, в 1912 – 44, в 1913 – 65, в 1914 – 64, в 1915 – 54. К 1910 году школа стала двухкомплектной, с двумя учительницами. Известны имена этих учительниц (к тому времени Юлия Спасская вышла замуж и покинула Лебяжье): Зинаида Ивановна Загарская и Параскева Петровна Казанцева.
Вот о чем свидетельствовала справка из «статистического отчета о состоянии церковно-приходских школ за 1914 год»: «Лебяжская 1-классная церковно-приходская школа», женская, 2 священника (ведут Закон Божий) и 2 учителя (ведут общеобразовательные предметы). Обучается 64 девочки. Школа включена в утвержденную школьную сеть». Как видим, даже законоучителя в школе стало два (вторым был, видимо, о. Константин).
В 1-классных ЦПШ в начале ХХ века срок обучения равнялся 3 года. В течение этого времени лебяжским девочкам преподавались Закон Божий, церковное пение, церковное и гражданское чтение, письмо и арифметика. Материал для чтения был религиозно-монархического содержания.
Школа эта по воспоминаниям очевидцев стояла напротив Николаевской церкви, фасадом к ее входу (на месте дома нынешнего священника). Это было 2-этажное деревянное здание, «комнат было немного». Ежегодные расходы церковно-приходского попечительства на церковную школу (ремонт, отопление, учебные пособия) были различны: если в 1913 г. они составляли 105 руб., а в 1912 г. – 450 руб., то в 1910 г. всего 5 руб. 80 коп., а в 1906 и 1908 г.г. на школу не было израсходовано вообще ни копейки. К счастью, ЦПШ еще получала содержание, кроме попечительства, от местной церкви и уездного отделения. Причт Николаевской церкви не скупился на нужды образования. Например, в 1905 г., кроме средств на содержание ЦПШ, он выделил из своих сумм 230 руб. 83 коп. «на содержание местной семинарии, духовных училищ и 2 епархиальных женских училищ». По свидетельству лебяжанина П. В. Прилукова после революции здание этой школы заняла государственная школа. По промыслению Божьему оно сгорело в 1924 году.

4. Наши первые учителя. Церковные школы.

Наверное, самыми первыми учителями в Лебяжском крае были какие-нибудь дьячки, обучавшие за небольшую плату крестьян нехитрой грамоте. На деревне самыми грамотными людьми всегда были служители Церкви, старавшиеся прививать элементарную грамотность в первую очередь своим детям. По сохранившимся «послужным спискам» священников того времени можно узнать, как обучали они грамоте своих сыновей. Учить читать начинали рано - в 5-6 лет и учили затем долгих 10 лет, и то, как отмечалось, к 15 годам не все мальчики были "твердо обучены". Первой учебной книгой была азбука, по ней дети 5-8 лет учились читать и писать. Примерно в 8 лет начинали учить по часослову и еще через несколько лет переходили к Псалтыри. Когда сыну священника исполнялось 16-18 лет, его отправляли учиться в духовное училищу. Про дочерей батюшек обычно писали: «читать не учится». Простое же население былосплошь неграмотным, и когда надо было расписываться, обычно «прилагали» отпечаток руки.
Поэтому неслучайным стало то, что когда после царского указа в конце 1830-х годов в вятской глубинке начали появляться первые школы, учителями в них стали служители Церкви. Так было в селах Лебяжье, Лаж, Красноярское и других. К сожалению более подробных сведений об этих первых «учителях» не дошло до нас.
Учителя-священники были нередки в нашем крае и в 1860-е годы, когда в «уделах» губернии по инициативе П.В.Алабина открылось около 20 школ для крестьянских детей, в том числе и вторая школа в Лебяжье , для девочек. В этих школах батюшки бесплатно преподавали чтение, письмо, арифметику и закон Божий. Все расходы, в том числе за наем помещения и приобретение «учебных припасов» вычитались из остатков сумм с налогов, которые платили крестьяне . За свой труд батюшки поощрялись от Епархиального начальства «одобрениями» и «благодарностями» на памятных грамотах, «похвальными листами» и денежными премиями. 10 рублями серебром «за усердные труды по оной учительской должности» в 1864 г. уже от уездного начальства был награжден и Лебяжский дьячок Афиноген Устюгов, много лет посвятивший обучению крестьянских детей грамоте.
Алабинские школы с учителями-священиками просуществовали недолго. И уже к концу 1860-х годов после проведения в жизнь известных реформ начали закрываться вместе с приходскими училищами. Вместо них появились земские школы, просуществовавшие до Октябрьской революции. Учителей-священников сменили светские преподаватели. На долю первых осталось лишь законоучительство – преподавание Закона Божьего, однако в истории образования был такой критический момент, когда роль и священника-законоучителя в школе стало под вопросом, поскольку этот труд нужно было оплачивать. Во многих школах законоучителями становились студенты Духовной семинарии и даже светские лица.
С этого момента светское и церковное народное образование разделилось. Служители церкви организуют по собственной инициативе свои церковные школы, в которых преподавали сами. Однако эти школы не пользовались у населения особой популярностью т.к. в отличие от земских в них бралась небольшая плата за наем помещений, что было ощутимо для тощих крестьянских кошельков. В 1875 году лебяжские церковнослужители сообщали : «… Ученики являются в школу для обучения совершенно по своему произволу как в продолжение учебного года, так и с наступлением нового. По окончании же года некоторые поступают в земское училище, а некоторые совсем оставляют школу».


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:13 | Сообщение # 5
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
После возрождения церковных школ в 1880-х годах, картина в них изменилась – теперь в состав их «персонала» принимаются и светские учителя. К примеру, в школе грамоты д. Приверх «учительствовали» священник о.Иоанн Падарин, псаломщик Павел Цитронов и унтер-офицер Федор Медведев, в школе грамоты д. Масканур – священник о.Никанор Васнецов и крестьянин Михаил Гуляев. А усердие учителя школы грамоты д. Марамзино было даже отмечено епархиальным начальством. В 1892 году в отчете Уржумского школьного отделения о нем сообщалось : « Учитель Марамзинской школы Константин Дрягин весьма успешно и с любовью ведет свои школьные занятия ; кроме того, он усердно и заботится о поднятии уровня религиозно-нравственного состояния не только учеников школы, но и вообще окрестных жителей, - с каковою целию учитель Дрягин ведет нередко при школе, а иногда и в домах крестьян по вечерам беседы и занимается чтением книг «религиозно-нравственного содержания».
Примерно также в 1898 г. поощрялся учитель Байсинской ЦПШ диакон Георгий Сбоев. Журнал «Вятские епархиальные ведомости» сообщал о нем : «… Помимо общей хорошей постановки учебного дела в школе, он образовал церковный хор, который своим пением на первой неделе Великого поста ирмосов покаянного канона «Помощник и покровитель» по нотному обиходу положительно умилял верующих».
С конца 19 века учителя-священники даже в церковных школах исчезают, за ними остается лишь заведование школами и преподавание Закона Божьего. Основные учителя теперь – лица, окончившие духовную семинарию или со светским образованием ; в 1901 г. жалование учителя ЦПШ составляло 180 руб., законоучителя – 60. Для многих из них работа в церковных школах становится путем в духовное служение, а то и выше – в священный сан. Такой путь прошел, например священник с. Байса о. Василий Домрачев.
Епархиальное начальство не забывает поощрять учителей церковных школ, и светских, и в священном сане. Конечно «похвальные листы» и денежные премии отошли навсегда в историю, но им на смену пришли памятные медали для духовных лиц и «благодарности» - для светских. К примеру, в 1912 году Вятский епархиальный училищный совет «во исполнение «журнального определения от 18-24 августа сего числа за № 12, утвержденного Епархиальным Преосвященным» объявил благодарность учащим ЦПШ Уржумского уезда «за их ревностные труды по обучению детей в церковных школах». В числе этих лиц была учительница Байсинской ЦПШ Л.А.Мышкина, неоднократно поощрявшаяся епархиальным начальством, как одна из лучших учителей уезда.

Церковными школами считались и так называемые братские школы, предназначавшиеся для обучения детей-старообрядцев основам Православной веры. В начале 20 века в Вятской губернии насчитывалось 50 таких школ, одна из них – в д.Комарово прихода села Вотского (с 1913 г. – в д. Паутово того же прихода). При школе состояли один законоучитель-священник и один учитель. По понятным причинам, у самих старообрядцев эти школы не пользовались популярностью и число учеников в них было мизерным – в 1912 г. в Комаровской братской школе обучалось всего 4 мальчика – 2 православных и 2 старообрядца. До нас дошло уникальное свидетельство об одном из учителей этой школы Константине Дерябине. Вот что писал о его многополезной деятельности на страницах «Вятских епархиальных ведомостей» священник с.Вотского о.Петр Сушков:
« Недружелюбно сначала посматривали старообрядцы на вывеску школы, написанную самим учителем Дерябиным ; проходя, внимательно посматривали на дом : тут какое-то училище появилось ; учеников не отдают пока. Решительный и находчивый в разговорах Дерябин, мало-помалу заводит знакомство с соседями, которые все отворачиваются от него. Как человек, знакомый с разными ремеслами, и на все руки мастер, Дерябин знает с кем и о чем поговорить ; скоро потому старообрядцы узнали в нем человека нужного и полезногосоветника. В ноябре месяце двое поверили Дерябину своих детей и привели учиться в школу – 2 девочки и мальчика, в декабре пришли еще 2 девочки. До сих пор жил учитель без школы. За то время он, как не любивший сидеть без дела, сумел познакомиться с безпоповцами соседних селений и завоевал себе расположение не только православных , но и раскольников…
Теперь школьные занятия его идут успешно ; сам аккуратный и с огоньком в душе, он всецело предан своему делу, старается приучать к тому же и учеников своих. За порядок в школе и выдержанность отцы учащихся полюбили учителя, которому они вначале не доверяли ; было время, что с великим трудом ему было попасть в дом неприветливых безпоповцев, а когда поехал домой Дерябин, так не знал, на чье приглашение идти, все его желали иметь своим собеседником. Серьезный в разговоре, всегда отвечает обдуманно, увлекательно говорит о спасении души и невольно покоряет огрубелые сердца раскольников».
В переломном 1917 году, когда церковные школы переживали сложные времена, заведование и преподавание Закона Божьего в большинстве них перешло к светским лицам, хотя духовные отцы сохраняли свои прочные позиции в школах еще в начале 1918 года. Как и в прежние годы, разница жалования законоучителя и учителя была разительна – если у законоучителя она равнялась 60 руб., то у учителя колебалась от 180 до 720 руб. Сохранились сведения о учителях лебяжских церковных школ, входивших в школьную сеть на 1 сентября 1917 года :

Верхне-Пузинерская : законоучитель с. Кузнецова священник Александр Куклин
Учительница Екатерина Козьмина Соколова с 4 января 1909 г. Годичное содержание : 60 руб. Свидетельство на звание учительницы ЦПШ №685

Ветошкинская : законоучитель священник Алексий Беляев
Старшая учительница Анна Васильевна Шевелева. Окончила второклассную школу. Содержание : 240 руб. Выслуга лет : с 13 февраля 1906 г.
Учительница Мария Ивановна Барбакова . Содержание : 120 руб. Выслуга лет : с 1 сентября 1913 г.

Индыгойская : законоучитель с. Лажа священник Александр Безсонов
Учительница Александра Павловна Беляева. Содержание : 240 руб.
Выслуга лет : с 1 сентября 1907 г. Из 4 класса гимназии . Свидетельство на звание учительницы от 3 мая 1910 г. № 1792

Лебяжская : законоучитель Соколов
Старшая учительница Ираида Алексеевна Тукмачева Содержание : 60 р. в год Выслуга лет : с 24 октября 1903 г. Второй класс школы, свидетельство на звание учительницы от 19 ноября 1910 г. № 913
Учительница Любовь Даниловна Новгородцева. Содержание : 60 р. в год. Выслуга лет : с 1 сентября 1916 года. Второй класс школы. Свидетельство на звание учительницы 18 декабря 1914 г. № 1641.

Любопытно то обстоятельство, что в первые годы советской власти большинство прежних начальных школ опустело. Раньше основную массу учителей составляли в них жены и дочери священников, выпускники духовных училищ. После того же, как новые хозяева страны повыгоняли их из школ, некому стало учить детей…

5. Земские учителя.
Как учили в старину.

В каждой земской школе было обычно 1-2 учителя и 1 законоучитель-священник ; если деятельность учителя ограничивалась в основном одной школой, то законоучителю приходилось объезжать от 1 до 3 школ в приходе , а в Лебяжском и Лажском приходах в начале 20 века насчитывалось до 10 школ плюс церковные. До революции многие учителя смогли проработать в сельских школах многие годы и даже десятилетия. Так 10 декабря 1905 г. исполнилось 25летие учительской деятельности Екатерины Ивановны Котлецовой учительницы Гаринской земской школы. Попечитель школы байсинский священник Фёдор Тихвинский писал о ней: « Молодою девушкою поступила Екатерина Ивановна в открытую ея заботами Гаринскую земскую школу, десять лет нанимала для школы на свои средства квартиру и сторожа, отдала школе свои лучшие годы, бодро несла свой тяжёлый учительский труд, без жалоб – в глухой деревне, за десяток вёрст от ближайшего села, сеяла доброе и разумное». Отец Фёдор просил в своём докладе в Уржумское земское собрание « не найдет ли оно нужным чем – либо ознаменовать 25летие труженицы – учительницы?» Скорее всего, как это бывает у нашего начальства, вопрос этот остался без ответа.
Одним из самых знаменитых учителей был Александр Михайлович Васнецов (1860-1927), родной брат художников Виктора и Аркадия Васнецовых. Он преподавал в Лажском училище с 1897 по 1901 гг., приехав в Лаж из с. Шурмы, где также преподавал несколько лет, и нередко назывался в числе лучших учителей уезда «за усерднейшую деятельность». Автору этих строк посчастливилось найти в «Журналах Уржумского уездного земского собрания 34-й сессии» за 1900 год ходатайство учителя Васнецова «о пособии на обучение в Вятскую фельдшерскую школу крестьянского мальчика Кокшинской волости Филиппа Банникова». Земство разрешило выдать Лажскому Филиппку пособие в размере 36 рублей, но с возвратом. В 1901 г. Александр Михайлович навсегда покинул Лаж, переехав с семьей в г. Вятка.
Списки имен учительского персонала Лебяжского края начала 20 века приведены в конце этой главы, а вот что вспоминал о учителях той поры в своих дневниках уроженец д. Русская Байса К.С.Минин :
О Новиковской школе Ветошкинского прихода : «… В первые дни с нами занимался учитель. Как его звали, не помню. Помню, что учитель был молодой, тонковатый, стриженый коротко. В особенности запомнились его брюки, которые сидели на нем легковато и при движении назади получалась складка. Когда учитель, повернувшись спиной к партам, писал на классной доске цифры или буквы, то складка затейливо передвигалась в ту или другую сторону. Это вызывало у ребят сдержанный смех, приглушенный шепот, а некоторые с передней парты тянулись рукой, делая вид, что они вот-вот ткнут пальцем в эту складку. Эти ребячьи выходки учитель заметил и его в нашей школе вскоре не стало».
О Ветошкинской школе : « Примечательным местом нашей деревни является ключ-родник… Когда я стал учиться в Ветошкино, то до этого места, прогуливаясь и провожая меня , любили доходить две молодые учительницы. Обе Анны. Одна Евстигнеевна, другая – Григорьевна. Первая ростом повыше и сколько-нибудь постарше. Им очень нравился наш ключ-родник. Один раз, подошедши к нему, Анна Григорьевна сказала : «Вот, Кузьма, - подчеркнуто добавила : - Минин ! Соверши что-нибудь великое, и тебе здесь поставят памятник…»
Земские учителя постоянно повышали свой образовательный уровень, собирались на педагогические съезды. Впервые идея о проведении таких съездов появилась еще в 1868 г. на губернском земском собрании и, что интересно, первыми такой съезд провели учителя Уржумского уезда. На этих съездах учителя знакомились с новыми методами обучения, решали вопросы строительства школьных зданий, о продолжающемся недоверии крестьян к школе, о тяжелом материальном положении самих учителей.
С 1885 г. учительские съезды были заменены всевозможными курсами. К примеру, в 1905 году учительница Вотского училища Анастасьева Александра Викторовна ходатайствовала в уездное земское собрание о стипендии для поступления на высшие женские общеобразовательные курсы. Ревизионная комиссия сделала заключение : рекомендовать на стипендию губернскому земству. А в 1902 г. учительница Красноярской школы Е.П.Галицкая ходатайствовала туда же о стипендии на обучение в медицинском институте. Уездное земство сделало ей такое же заключение, что и учительнице Анастасьевой.
Уездное земство не отказывало и в других просьбах на нужды образования – об открытии новых школ, о присвоении им имен (школа имени Пушкина в Кичме, имени Белинского в Окунево), о материальной помощи беднейшим учителям. В 1900 г. «одной из беднейших и наиболее нуждающихся учителей» была признана лебяжская учительница Серафима Степановна Загарская, оставшаяся после мужа – священника Лебяжской церкви – вдовой с семью детьми на руках ; Лебяжское учительство просило оказать ей посильную материальную помощь.
Вятское учительство всегда активно реагировало на все события, происходящие в стране. В 1905 г. учительство активно приняло участие в революционном движении, нередко шло в первых рядах митингов и шествий, о чем регулярно сообщалось в отчетах Вятского губернатора. В уезды идут телеграммы министра народного просвещения с запрещением всяких митингов и собраний, любых воззваний и изданий «преступного характера» ; строжайше запрещались беседы с крестьянами по политическим темам и уж тем более общение с лицами, находящимися под надзором полиции. В 1907 году за нарушение подобных постановлений 37 учителей были уволены, а 35 высланы из пределов губернии ; многие из них были лишены даже права преподавания. Нередко учителя принимали активное участие в разных народных движениях того времени.
В учебных заведениях было неспокойно. Уже в феврале 1905 г. прошли волнения учащихся в г. Уржуме. В том же году в г. Вятке прогремело движение учащихся Вятской семинарии, блестяще разгромленное полицией; многие его руководители угодили в тюрьмы с исключением из семинарии. Среди был и сын священника из с. Лебяжья Уржумского уезда Михаил Спасский.
Осенью 1906 г. «восстали» и студентки Вятского женского епархиального училища, в котором училось очень много наших «землячек». Так, числа 24 ноября ученицы VII класса сняли царский портрет и отказались отвечать на уроках.
«Прогрессивными» идеями учащихся оказались заражены и их наставники, которые, что печально, несли эти идеи в массы, смущая крестьянские умы. К примеру, учительница школы с. Казанского Ковалева была арестована за то, что читала крестьянам листки Крестьянского союза. Особенно мощная революционная агитация в 1905 г. действовала в с. Пустополье, которую здесь развернули местные учителя, сын священника Польен Сырнев и земский фельдшер И. Ф. Кузьминых, время от времени приезжавший в село для осмотра больных. Эти «активисты» проводили народные собрания в сельской школе, на которые приходила преимущественно молодежь из села и деревень. Уже спустя многие годы, в боровке печной трубы этой школы случайно нашли и передали в Уржумский краеведческий музей прокламацию «царский манифест» 1905 г. и «О царских налогах».
Арестовывали учителей, смущавших народные массы, за агитацию и после революции 1905 года. К примеру, в 1912 г. учительница Казанцевской школы Иовлева была арестована за то, что собрала крестьян и беседовала с ними о предстоящих выборах в Государственную Думу. 6 учителей из Нартаса и один лопьяльский учитель были привлечены за участие в собрании, на котором были и разговоры, направленные против


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:15 | Сообщение # 6
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Думы. 10 февраля 1912 г. члены общества взаимопомощи учителей в Уржуме собирались рассмотреть вопрос об избирательных правах учителей. После этого всякие собрания членов общества были в Уржуме запрещены.
Тем не менее, спустя всего 8 лет земское собрание Уржумского уезда приняло таки противоположное решение : учителям не только было разрешено участвовать в народных чтениях, но и знакомить население с военными событиями и отвечать на все вопросы слушателей. Учителя Кузнецовского училища даже читали крестьянам листовки. На это решение земства повлияли несомненно война и начавшаяся реформа в народном образовании.
Октябрьскую революцию 1917 года, в отличие от Февральской, которую вятское учительство встретило с ликованием, многие его представители встретили с недоумением и были крайне нерешительными в своих действиях (в отличие от своих подопечных-учащихся) и в конце-концов большинство учителей встали на защиту старого строя, хотя бы по той причине, что многие его представители происходили из «эксплуататорских классов» по выражению большевиков. Газетные публикации того времени пестрят сообщениями о изгнании учителей-большевиков, травле учащихся, сочувствующим им и т.п.
Вот что писал в уездной газете «Известия Уржумского уездного исполнительного комитета» учащийся Лажской школы Иван Шубин в номере от 21 февраля 1919 года : « Мы, учащиеся 4, 5 и 6 го отделений лажской школы хотели однажды устроить собрание для обсуждения некоторых вопросов, интересующих нас. Одного из товарищей послали объявить об этом всем остальным, но наша учительница-буржуйка остановила его и закричала : «Какое вам еще собрание ! Долой отсюда !» Такой грубостью мы были очень потрясены и теперь кипит у нас ненависть к буржуазии».
В конце-концов это противостояние закончилось не в пользу учительства : как уже говорилось, вскоре многие школы опустели на продолжительное время…
Хотелось бы сказать несколько слов о том, как учили в старину. Все различие в церковных и светских школах состояло в том, что в первых больше внимания уделялось духовным дисциплинам, то в светских – общеобразовательным предметам с обязательным Законом Божиим, а методы «вбивания знаний» были в основном одинаковы – и в тех, и в других начинались и заканчивались занятия с молитв, за малейшую провинность учеников ставили «на горох», драли за уши и пороли розгами ; в крайнем случае учитель мог треснуть нерадивого ученика линейкой. Мне рассказывали такой случай. В Красноярской земской школе однажды учитель-батюшка задал ученикам сказать самое длинное слово . Тут же вскочил его сын и выкрикнул длинное бранное слово. В следующий момент он получил линейкой от отца…
Такие методы процветали в школах и в первые советские годы. Вот что писал случайный очевидец в уездной газете «Красный пахарь» в номере от 17 мая 1924 г. : « Однажды я зашел в Кукнурскую школу мари 1 степени. Я был поражен увиденной картиной : школьный работник Иван Гурьевич Чендемеров теребит за уши 2 мальчуганов, которые чуть не плачут. На мой вопрос, за что он их наказал так, Чендемеров ответил : «Не слушаются. Все дурят».
О том. как учили раньше в начальной школе, мне удалось получить представление, когда мне подарили записанные на аудиокассете воспоминания уроженки д. Мошкино Кокшинской волости Матрены Яковлевны Казаковой (1909-1990), окончание учебы которой пришлось как раз на первый революционный год. Вот что она рассказывала:
«- Все учились, приходили в школу, приходили на молитву. В самом углу у нас была икона прибита святого. Учительница на каждую молитву зажигала свечку. Мы пели все молитву, и не одну - «царю небесный», «отче наш», «царь-царица». Один читает, другой читает с молитвословом, а мы пели - первый, второй, третий классы: большущие были классы. Он читает стихи которые, мы молитву споем, он опять читает. А другой читает «Евангелие», ну как читает молитву. 5-6 минут читает или 10. На слове 15 он оборачивается сюды - «Боже царя храни». Мы к молитве привыкли все. Все нас гоняли говеть. В субботу утром на молебен в село, в церковь. Все в церковь идут. Обедня отойдет все по квартирам. Вечером опять все в церковь. Вечером все в церковь сходят, помолятся и только потом идут домой. На другой день встают, рано обедня отходит. Как обедня отойдет, к причастию всех принимают, ученики, школьники. Все шли домой. Каникул раньше не было, не учились с мая месяца: которых учителя на работу отпущали».
Во многих училищах, особенно в деревенских, даже в начале 20 века обучение было до нельзя примитивным. На страницах газеты «Кировская правда» в 1939 г. очевидец вспоминал о школе деревни Погост Шестаковского района : «… И сейчас сохранилась в деревне прежняя тесная изба. Здесь когда-то была школа. Около 30 ребят из нескольких деревень сидели за длинным изогнутым верстаком и учили «аз, буки, веди, глагол». Учитель сам кончил только приходское училище и за особую плату «выводил мужицких людей в люди». Помощником учителя была его совершенно неграмотная жена. К ней приходили ученики, показывали свои тетради, а она не зная ни одной буквы, одобрительно говорила :
- Все правильно, пиши дальше».
Хотя речь здесь идет о школе, располагавшемся на другом краю губернии, разумеется схожих училищ хватало и в Уржумском уезде.
В Елизаровской школе Лебяжского района сохранилась уникальная «Книга для записки свидетельств выданных ученикам Елизаровского училища об окончании курса», из которого можно узнать какие «свидетельства» выдавались учащимся по окончании школы и об их общем числе в разные годы. А общее число учеников этого училища, открытого в 1905 г., было всегда невелико, причем с 1908 г. оно стало склоняться к уменьшению : в 1908 г. – 10 человек, в 1909 г. – 8, в 1910 г. – ни одного, в 1911 г. -6, в 1915 г. – 2, в 1917 г. – 3.
На свидетельстве, выдаваемому ученику, писалось : « Кому свидетельство выдано, с обозначением сведений о нем, прописанных в свидетельстве». А вот одна из выписок из той замечательной книги :
« 1. Феодора Семеновна Редькина, дочь крестьянина Уржумского уезда Лебяжской волости Жорновского сельского общества, православного вероисповедания, родившейся в 1896 г. 17 апреля.
Год, месяц и день выдачи свидетельства 10 декабря 1908 г.
Расписка получившего свидетельство свидетельство получено Феодорой Редькиной».
Прекрасной чертой старых учителей было то, что они были людьми верующими : годами в школах было принято за правило начинать занятия с молитв, с затепливания лампад перед святыми образами. Советская власть начала яростно бороться с подобными «предрассудками». Отделив школу от церкви, она взялась и за учителей. Вот о каком примечательном случае сообщала газета «Красный пахарь» за 23 февраля 1924 г. :
«Школьный работник Евфросиния Кузьмовна Вострикова посетила одну крестьянскую семью. Войдя в избу, хотела помолиться «Боженьке», но увидев одного из членов политико-просветительского кружка, осталась в некрешительности – раздумывала молиться или нет. В конце концов решила не молиться. Кончив дело, вышла на улицу, искренне сожалея, что смалодушествовала». От себя добавлю, что случай этот имел место в д. Швецово Сердежской волости.
Так было не всегда и не везде – в первые годы советской власти ее представители относились к религиозности учащихся и учащих даже лояльно ! Так в документах Ужумского Горсовета можно с удивлением прочитать, что 8 апреля 19019 г. Уржумским городским продкомитетом «ввиду приближения Пасхи» было решено учащихся распустить на 2 недели, а горожанам в честь праздника «отпустить» 200 пудов мяса. И ведь мясо выдали ! Нередки были в первые годы советской власти и батюшки-учителя. Так уездная газета «Деревенский коммунист» сообщала о таком учителе в с. Старый Торьял Уржумского уезда в номере за 31 августа 1919 г., причем УОНО считало его «незаменимым».
Все изменилось спустя несколько лет, по мере укрепления новой власти. Детей больше не отпускали на пасхальные праздники, обучение детей духовенства стало платным, из школ повыгоняли весь «поповский элемент» и началась травля верующих, которая достигла апогея в тридцатые годы. Поначалу власти было трудно сломить такой прочный «пережиток в сознании» как вера в Бога, но все же, спустя годы безбожия, это дало свои плоды – среди нынешних педагогов очень редко встретишь верующего человека…

Приложение.

1. Из списка учителей начальных училищ 1 и 2 районов Уржумского
уезда, состоящих обязательных временных педагогических курсов в г. Уржуме летом 1912 года.

Мысовская : Агалакова Анна Михайловна
Бельтюкова Евдокия Васильевна

Филатовская : Бельтюкова Елизавета Афанасьевна

Лебяжская : Брызгалова Мария Михайловна
Сырнева Александра Арсентьевна

Беляши-Быковская : Горева Александра Михайловна

Толстиковская : Гущина Любовь Петровна

Красноярская : Давыдов Николай Михайлович

Окуневская : Елкина Клавдия Поликарповна

Кузнецовская : Зубарева Анисья Алексеевна

Мошкинская : Карычева Параскева Карповна

Изиморская : Качмашев Дмитрий Захарович

Захаровская : Кириллова Евдокия Днисовна

Елизаровская : Козлова Наталья Ивановна

Вотская : Лебедева Надежда Николаевна

Михеевская : Львова Мария Федоровна

Атарская : Люминарская Вера Николаевна

Байсинская : Макаров Василий Яковлевич

Смышляевская : Таныгина Мария Ивановна


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:16 | Сообщение # 7
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Кокоревская : Юркина Павла Ивановна

Гаврюшатская : Мамаева Ольга Федоровна

Гаринская : Набоких Серафим Николаевич

Сердежская : Новоселова Стефания Васильевна

Жорновская : Свечникова Елена Михайловна

Лажская : Сгибнев Аристарх Кузьмич

2. Список учителького персонала земских и министерских
начальных училищ Уржумского уезда, выслуживающего к 1 января 1913 г. сроки на получение периодических прибавок к жалованию.

Стрелкова Юлия Александровна , зав Вотским училищем
Время поступления на службу число выслуженных лет на
в земское училище 1 января 1913 г прибавка 200 руб.
1 сентября 1871 г. 41

Бякова Наталия Игнатовна, зав Комаровским училищем
21 сентября 1876 г 35 лет 160 руб

Логинова надежда Дмитриевна, зав Боровковским училищем
22 ноября 1880 г. 32 года 120 руб.

Кошурникова Александра Васильевна, 2я учительница Лебяжского училища
11 сентября 1884 г. 28 лет 90 руб

Селивановская Анна Степановна, зав Кузнецовским училищем
21 января 1887 г. 25 лет 120 руб

Матрохина (Маслова) Варвара Григорьевна, зав Окуневским училищем
1 января 1893 г. 20 лет 120 руб.

Люминарская Вера Николаевна, зав Атарским училищем
1 ноября 1895 г. 17 лет 80 руб

Куклина Ольга Гавриловна, 2я учительница Больше-Сердежского училища
1 сентября 1896 г. 16 лет 80 руб.

Ватютов Петр Степанович, зав Больше-Кузнецовским училищем
1 сентября 1894 г. 18 лет

Лесникова Екатерина Николаевна, 2я учительница Атарского училища
1 ноября 1896 г. 16 лет 60 руб.

Бахтина Вера Степановна, зав Софроновским училищем
1 декабря 1900 г. 12 лет 40 руб.

Курочкина Евгения Дмитриевна, зав Шестаковским училищем
16 февраля 1898 г. 14 лет 40 руб.

Ергина Клавдия Васильевна, зав Швецовским училищем
1 сентября 1900 г. 12 лет 40 руб

Селивановская Александра Стефановская, зав Малогаринским училищем
1 сентября 1901 г. 11 лет 40 лет

Комаров Константин Владимирович, зав Синцовским училищем
1 января 1901 г. 11 лет 40 лет

Курочкина Анна Яковлевна, учительница Байсинского училища
10 ноября 1901 г. 11 лет 30 руб.

Барбакова Анастасия Ивановна, зав Смышляевским училищем
1 сентября 1902 г. 10 лет 40 руб.

Долгушин Евгений Измайлович, зав Больше-Сердежским училищем
15 января 1901 г. 10 лет 40 руб.

3. Список учителей земских училищ на 1 ноября 1917 года.

Изиморское: Кочмашева Валентина Ивановна (Зав.),
Кочмашев Дмитрий Захарович.
Кокоревское: Юркина Павла Ивановна ( Зав.),
Крупина Антонина Тихоновна.
Чукшинское: Дрягина Ольга Александровна ( Зав.),
Дрягина Любовь Александровна,
Бушмелева Ольга Касьяновна,
Чулкина Любовь Павловна,
Новоселова Анна Стефановна.
Беляши – Быковское: Панова Валентина Андреевна ( Зав.),
Чернова Мария Петровна.
Гаврюшатское: Рублева Варвара Герасимовна (Зав.),
Стародубцева Елена Ивановна
Захаровское: Хорошавина Юлия Григорьевна (Зав.),
Мещерякова Фаина Ивановна.
Мошкинское: Сбоева Анастасия Герасимовна ( Зав ),
Ворончихина Мария Фёдоровна
Мамаева Параскева Андреевна.
Пузинер – Шойское: Родыгина Анна Ильинична,(Зав.),.
Исакова (Котлова) Мария Васильевна,
Ермиловское: Попов Тимофей Степанович (Зав),
Зубарева Зоя Николаевна.
Лажское двухклассное: Горева Александра Михайловна (Зав),
Емельянова Любовь Васильевна,
Домрачева Зинаида Николаевна,
Бадьина Надежда Николаевна.
Кокшинское: Попова Надежда Ивановна (Зав.),
Градова Екатерина Михайловна.
Сеничевское: Скобелкин Михаил Григорьевич (Зав),
Курочкин Василий Григорьевич (Мобилизован).
Синцовское: Комаров Константин Владимирович (Зав),
Комарова Вера Алексеевна.
Лебяжское двухклассное: Климова Анна Семеновна (Зав),
Сидоркин Иван Семенович,
Кошурникова Александра Васильевна,
Зыкова Нина Агафоновна,
Сидоркина Мария Михайловна.

Елизаровское: Злобина Александра Максимовна (Зав),
Мануилова Евдокия Сергеевна.
Жаворонковское: Вострикова Агриппина Агафоновна (Зав).
Комаровское: Крутовских Елена Ивановна (Зав),
Сазанова Раиса Степановна.
Михеевское: Курочкина Александра Арсентьевна (Зав),
Мусатова Анна Николаевна..
Окуневское: Дрягина Ольга Петровна (Зав),
Дрягина Мария Петровна,
Рыбакова Александра Игнатовна,
Елькина Елизавета Михаиловна
Атарская:Люминарская Екатерина Николаевна,
Люминарская Вера Николаевна (Зав),
Шишкина Вера Инкиндиновна
Елькинское: Кузнецова .Августа Ивановна (Зав),
Попцова Вера Ильинична.
Красносельское: Чувилина Марфа Николаевна (зАв),
Чувилин Николай Иванович.
Толтиковское: Долгушева Пелагея Павловна (Зав),
Семёнова Анна Михайловна.
Филатовское: Швецова Пелагея Ивановна (Зав),
Соломина Анна Васильевна
Боровковское: Селивановская Августа Георгиевна (Зав),
Мальгинова Юлия Михайловна.
Старо – Лысковское: Новицкая Евгения Михайловна (Зав),
Космодемьянова Алевтина Дмитриевна.
Вотское: Мурина Ольга Ивановна (Зав),.
Витвинина Анастасия Алексеевна,
Карташова Татьяна Ильинична,
Костромитина Екатерина Андреевна.
Желтеновское: Романова Евгения Михайловна (Зав),
Тихонова Анфиса Петровна.
Марамзинское: Мальгикова Елизавета Павловна (зав),
Мальгинова Анна Петровна.
Меляндинское Потапов Александр Николаевич (Зав),
Потапова Анастасия Александровна.
Нарсеева Серафима Михайловна,
Полставалова Анна Павловна.
Мысовское: Агалакова Анна Михайловна (Зав),
Градобоева Зинаида Семеновна.
Сердежское: Першина Валентина Ивановна,


Шурик
 
ШурикДата: Вторник, 07.12.2010, 16:17 | Сообщение # 8
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Першина Антонина Ивановна.

Смышляевское: Кононова Таисия Николаевна (Зав),
Кононова Анна Андреевна.
Швецовское: Ергина Клавдия Васильевна (Зав),
Патрушева Матрона Аверкиевна.
Ветошкинское двухклассное: Семёнова Анна Тимофеевна (Зав).

Аттестат.

Воспитанница Вятского епархиального женского училища девица Ушакова Зинаида, дочь священника села Красногорского Уржумского уезда, Григория, обучавшаяся с августа 1897 года по июнь 1903 года, окончила в оном полный курс учения при поведении отличном (5)
с успехами
1) Законе Божьем отличными (5)
2) Русский и славянский язык и русской словесности отличными (5)
3) географии всеобщей и русской отличными (5)
4) всеобщей гражданской истории отличными (5)
5) русской гражданской истории очень хорошими (4)
6) арифметике очень хорошими (4)
7) геометрии очень хорошими (4)
8) физике отличными (5)
9) педагогике отличными (5)
10) чистописании очень хорошими (5)
11) рисовании очень хорошими (4)
12) церковном пении очень хорошими (4)
13) рукоделии очень хорошими (4)
14) музыке –
Почему после испытаний, бывших в мае и июне месяцах 1903 года по определению совета училища, утвержденному Его Преосвященством Преосвященнейшим Никоном, епископом Вятским и Слободским, на основании § III ~ XVI высочайше утвержденного Устава Епархиальных женских училищ
усвоено ей, Ушаковой, право на звание домашней учительницы тех предметов, в коих оказала удовлетворительные успехи.
В удостоверение сего ей выдан сей аттестат от совета Вятского епархиального женского училища за надлежащим подписом и печатью училища.
Вятка 1903 года, июня 2 дня.
После этого Зинаида Григорьевна стала учительницей Красноярской земской школы Уржумского уезда, а с 1911 по 1918 г.г. она преподавала в сельской школе под г. Слободским, во время жительства Ушаковых в Слободском. После революции она вновь вернулась в Уржумский уезд и преподавала.

Источники.

Ю. А. Балыбердин. «Общественно-политическая жизнь в Вятско-Камском регионе в начале ХХ века (1900 – 1914 г.г.)». Москва 2005 г.

Вятские епархиальные ведомости с 1892 по 1915 гг – Вятка

Воспоминания М.П. Шамова, выпускника Лажской школы Лебяжского района. Краеведческий музей с. Лаж.

Воспоминания синцовских учителей В. А. и Г. М. Маточкиных и А. С. Бахтина (из фонда Синцовской средней школы Лебяжского района).

Вотской школе – 100 лет // Знамя октября – Лебяжье, 12 августа 1995 г.

ГАКО ф 237 оп 70 д 1535 «Клировые ведомости» церквей Уржумского уезда, послужные списки священноцерковнослужителей ;
Ф 237 оп 168 д 54 лл 1-2 ; ф.205 оп.2 д.1795 ;
Коммунальный отдел Рождественской волости Уржумского уезда ф П-2479 оп 1 д 80 лл 111-112 ;
Списки учителей Уржумского уезда на осень 1917 года ф 1016 ОП 1 Д 5 ЛЛ 50-62 ;
0 перемещениях и назначениях учителей Уржумского уезда в 1917г. ф
1016 оп 1 д 5 лл 63-65 ;
Список церковных начальных школ, включенных в школьную сеть «Уржумского уезда по состоянию на август 1917 г.» ф 1016 оп 1д 6 л 1 ;
Списки училищ и учителей Кокшинской волости в 1917 г. ф 1016 он 1 5 лл 50-62.

В. Жаравин "Лебяжский приказ в середине 19 века" // "Знамя Октября" – Лебяжье 1999 г № 119.

Журналы Уржумского уездного земского собрания различных сессий, с 1898 по 1913 гг.

Извлечения из журнала Вятского епархиального училищного совета // Вятские епархиальные ведомости – Вятка 1888 г. № 22

Как проходили выборы в Государственную думу // Кировская правда 1938 г. № 130

Карпов Б.Б., Помещиков В.И. Уржум. – Киров 1987 г.

Лебяжские зори, краеведческий сборник (составитель В.Л. Мамаев) – Лебяжье № 3 с 94-96

Минин Александр. Мы, Минины…( очерки из мемуаров Кузьмы Саввовича Минина, написанных в городе Уржуме в середине 50-х годов) - Тольятти 2007 г. ; использован также оригинал мемуаров из Уржумского краеведческого музея.

А Новоселова «Снится мне деревня» // «Знамя Октября» - Лебяжье июнь 1989 г.

О деревне Погост Шестаковского района // Кировская правда 1939 г. № 279

А.И.Печенкина «Моя нелегкая жизнь», рукопись, Лебяжский краеведческий музей.

В.С.Роженцов «Грамотность и образование в дореволюционный период». Лебяжская районная библиотека.

Смышляева К.В. Не зря мы жизнь прожили // Знамя октября – Лебяжье 7 ноября 1987 г.

Уржумская старина, краеведческий сборник (составитель В.А. Ветлужских) – Уржум 1991 г. № 1 с 12

«Уржумская старина», краеведческий сборник (составитель В.А. Ветлужских) – Уржум 1998 г. № 9

Шубин И. Мы возмущены // Известия Уржумского уездного исполнительного комитета – Уржум 1919 г. № 20


Шурик
 
Alex_SpaconДата: Среда, 08.12.2010, 20:14 | Сообщение # 9
Ранг - X
Группа: Администратор
Сообщений: 87
Репутация: 1
Статус: Offline
Еще бы фотоматериалами это дело украсить!


Умру, но газ не сброшу! Мой сайт: Alex-Spacon.ru, ICQ: 7-902-705, E-Mail: Alex_Spacon@pochta.ru
 
ШурикДата: Среда, 08.12.2010, 21:20 | Сообщение # 10
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
фото вышлю на ваш "ящик". здесь пока сложно для меня.

Шурик
 
Alex_SpaconДата: Четверг, 09.12.2010, 09:39 | Сообщение # 11
Ранг - X
Группа: Администратор
Сообщений: 87
Репутация: 1
Статус: Offline
Хорошо, только фото нумеруйте и хоть примерно скоординируйте куда их вставлять. Я размещу.

Умру, но газ не сброшу! Мой сайт: Alex-Spacon.ru, ICQ: 7-902-705, E-Mail: Alex_Spacon@pochta.ru
 
smushДата: Четверг, 09.12.2010, 19:16 | Сообщение # 12
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 162
Репутация: 2
Статус: Offline
Ух ты! Супер! Отличная тема hands !


Губит людей и пиво, губит людей и вода... /после приёма пива/!
 
ШурикДата: Четверг, 09.12.2010, 21:24 | Сообщение # 13
Ранг - VI
Группа: Постоянный читатель
Сообщений: 151
Репутация: 3
Статус: Offline
Какую еще хотите подскажите (по истории).

Шурик
 
ГостьДата: Пятница, 20.05.2011, 20:17 | Сообщение # 14
Группа: Гость





Хороший материал.
 
Форум » Лебяжье » История края » История образования (История школ, учителя, выдающиеся выпускники)
Страница 1 из 11
Поиск:

 

Гл. редактор

Адрес редакции:

Телефоны:

Л.И. Каткова.

613500, пгт Лебяжье Кировской области,
ул. Советская, 53.

www.znamya.ucoz.ru

E-Mail - Pressleb@rambler.ru

Гл. редактор, зам. редактора (тел./факс) - 2-05-42
Гл. бухгалтер, менеджер по рекламе (тел./факс) - 2-05-51
Корреспонденты - 2-05-40
Компьютерный набор, вёрстка, корректор - 2-01-77

Copyright Редакция газеты «Знамя Октября»© 2010-2017 | Хостинг от uCoz

Web-дизайн: Alex Spacon, Alex_Spacon@pochta.ru